Адвокат российских биатлонисток Алексей Панич рассказал о работе комиссии IBU

Обвинили непрофессионально

На днях независимая комиссия Международного союза биатлонистов представила отчет о расследовании в отношении экс-президента IBU Андерса Бессеберга и бывшего генсека организации Николь Реш, которых признали виновными в коррупции и сокрытии нарушений со стороны России. О том, грозит ли это нам новыми санкциями и насколько с юридической точки зрения весомые доказательства представлены в отчете, нам рассказал адвокат Алексей Панич, имевший отношение к данному расследованию.

Адвокат российских биатлонисток Алексей Панич рассказал о работе комиссии IBU

Фото: AP

О том, что ничего хорошего результаты расследования независимой комиссии Международного союза биатлонистов под руководством Джонатана Тейлора нам не принесут, мы узнали еще в ноябре, когда было объявлено, что расследование завершено. И, несмотря на объявление, что не было выявлено доказательств передачи данных о нарушениях российскими спортсменами антидопинговых правил для их сокрытия, Тейлор заявлял: им есть что сказать. Впрочем, обвинения в том, что Бессеберг причастен к схемам по сокрытию проб, были сняты еще в июне прошлого года правоохранительными органами Австрии.

В самом отчете о двухлетней работе комиссии, опубликованном 28 января 2021 года, говорится, что комиссия пришла к выводу, что и «у господина Андерса Бессеберга, и у госпожи Николь Реш есть дела, требующие ответа за нарушение правил IBU, исходя из очевидной защиты интересов России без веских оснований, особенно в вопросах антидопинга».

Мы обратились за комментарием к Алексею Паничу, адвокату российских биатлонисток Ольги Зайцевой, Ольги Вилухиной и Яны Романовой, участвовавшему в расследовании.

— Алексей, из представленного отчета можно сделать вывод, что нам грозят новые санкции?

— Если исходить из той информации, которая стала публично доступной, я бы сказал, что если и последует применение санкций, то только в отношении руководителей IBU, то есть Бессеберга и Реш. При этом хотелось бы напомнить, что вопрос соблюдения внутренних правил и законодательства со стороны должностных лиц IBU выносился на рассмотрение правоохранительных органов в Австрии, и, насколько мне известно, все обвинения были сняты. На фоне этого те обвинения, которые звучат сейчас, и в том виде, в котором они звучат, видятся абсолютно голословными. При этом есть вопросы к соблюдению законов и этических норм сотрудниками этой самой комиссии.

— Например?

— Я соприкасался с данным расследованием. И в тех мероприятиях, в которых я участвовал, были претензии к соблюдению, например, норм об охране персональных данных. Комиссия преимущественно занималась тем, что проводила интервью и, судя по всему, в дальнейшем пыталась полученную информацию интерпретировать. При этом люди, проводившие интервью, действовали, с моей точки зрения, не всегда профессионально. И, соответственно, если они действовали так при проведении интервью, то можно предположить, что ими было проявлено не больше профессионализма, когда полученная информация ими анализировалась.

— В чем проявлялся непрофессионализм?

— В том, например, что сами интервьюеры выходили на беседу не всегда хорошо подготовленными. Они должны были отлично владеть материалом, понимать, кто перед ним, с кем этот человек взаимодействовал. Ничего похожего не наблюдалось. Также интервью могло прерываться, чтобы они могли проконсультироваться с Тейлором, как им дальше действовать. К сожалению, я не могу раскрывать детали, но доходило до анекдотических случаев, когда сначала подозревали одно, а в ходе беседы выяснялось прямо противоположное.

— Вы сказали, что обвинения голословны…

— Ничего, кроме довольно размытых заявлений, мы не увидели. И как юрист я этим заявлениям не доверяю. Я хотел бы увидеть более детальную информацию. Есть ссылки в отчете на документы, но их не публикуют. А может, в этом документе ничего нет, и он искаженным образом интерпретируется комиссией? Я такое в работе комиссии наблюдал. Пока же фактически опубликованы лишь абстрактные слова о том, что якобы деятельность комиссии увенчалась успехом.

— Якобы?

— С учетом моего личного опыта взаимодействия с данной комиссией создается впечатление, что они просто очень долго работали, было потрачено слишком много средств, и, по сути, сейчас их заключения направлены на то, чтобы как-то оправдать весь этот процесс. Потому что если сейчас сказать, что мы так долго и так задорого искали и ничего не нашли, то может возникнуть недовольство как минимум на уровне заказчика.

Как я уже сказал, обвинения сняты австрийскими правоохранительными органами. Наверное, возникла необходимость попытаться как-то эту информационную повестку переломить и сделать ее для себя более благоприятной. То есть я не могу утверждать, что ничего нет, просто на сегодняшний день пока это бездоказательные заявления. Если это звучит как анонс, тогда мы должны увидеть детали и доказательства в будущем.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика