Провокационный фарватер

Провокационный фарватер

Инцидент с британским эсминцем «Дефендер» уже успели обсудить и у нас, и в Лондоне. По этому поводу высказались военные и дипломаты. Но историки вспомнили также о том, что подобная провокация произошла 185 лет назад.

Тогда, в 1836 году, конфликт произошел между Российской империей и Британией. По условиям Адрианопольского мирного договора 1829 года Россия приобрела черноморское побережье, контроль над которым, правда, был неполным.

Русским властям в то время противостояли горские черкесские племена. А их, в свою очередь, как сегодня Украину, поддерживала Великобритания, снабжая оружием. Кроме того, поддержку горцам оказывала еще и Франция, а также мятежная польская эмиграция. Они не скупились на оружие и боеприпасы.

Весной 1832 года кораблям Черноморского флота был разослан соответствующий приказ. В инструкции, в частности, говорилось:

«Для сохранения Российских владений от внесения заразы и воспрепятствования подвоза военных припасов горским народам, военные крейсеры будут допускать по черноморскому восточному берегу иностранные коммерческие суда только к двум пунктам — Анап и Редут-Кале, в коих есть карантин и таможни…».

Но уже тогда с подобными распоряжениями российских властей англичане не считались. Более того, Владычица морей считала себя мировым полицейским и расценивала как нарушение принципа свободы торговли. И как результат — нарвалась на военно-дипломатический скандал.

Кончилось все тем, что в ноябре 1836 года русский военный бриг «Аякс» задержал британскую шхуну «Виксен» в районе порта Суджук-Кале (ныне Новороссийск). Поймали англичан, что называется, с поличным: в тот момент, когда с ее борта уже было выгружено 8 орудий, 8 пудов пороха и значительное количество оружия.

Как потом выяснилось, это была провокация, которую организовал первый секретарь британского посольства в Константинополе Дэвид Уркварт. Кроме него в этой провокации участвовал, например, представитель польской эмиграции Адам Чарторыйский.

А экипажем «Виксера командовал британский агент Джеймс Станислав Белл, получивший перед отправкой в рейс инструкции следовать в Суджук-Кале, где неминуема должна была произойти встреча с русским крейсером. Владельцу шхуны, наоборот, предписывалось не избегать ее, а, наоборот, всячески искать такой встречи.

Произошло ровно то же, что получилось и сегодня, когда выяснилось, что приказ об июньской провокации 2021 года был отдан с самого верха — непосредственно от самого премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона.

Наводит на некоторые размышления и формулировки, которыми оперируют и горе-моряки, и британские политики: как и 185 лет назад англичане в один голос разглагольствуют о «свободном плавании в международных водах». Как будто речь идет не о нарушении границы территориальных вод суверенного государства, а о морской прогулке где-нибудь в водах Ла-Манша. По сути же, это оказалось плавание по провокационному фарватеру.

Провокация была предпринята не просто так: как и рассчитывали организаторы демарша, консерваторы подняли в парламенте вопрос о законности пребывания Черкессии под юрисдикцией Российской империи, стали угрожать России войной и ввести британский флот в Черное море.

После таких гневных заявлений из Лондона Николай I приказал привести в состояние повышенной боеготовности армию и флот. А шхуна «Виксен», в соответствии с инструкцией, была конфискована. Экипаж же ее был выслан в Константинополь.

Сегодня некоторые горячие головы говорят о том, что стоило бы открыть огонь не предупредительный, а непосредственно по эсминцу «Дефендер». Однако даже тогда, 185 лет назад, инцидент чуть было не закончился войной между двумя империями.

К апрелю 1837 года он был замят, а Уркварт был отозван в Лондон. Войны в тот раз не случилось по той причине, что Британия не смогла найти континентального союзника для этой цели.

Кстати, в официальном ответе правительства и либеральной партии на запрос консерваторов отмечалось, что Россия владеет Черкессией законно, по Адрианопольскому мирному договору. В результате, Россия продолжила блокаду восточного побережья Черного моря. Конфликт же этот стал одним из значительных эпизодов русско-британского соперничества 30−40 годов XIX века, повлекшего-таки за собой Крымскую войну.

Июньский инцидент, получив широкую огласку и обсуждение в британском парламенте, показал, что ничего в риторике англичан практически не изменилось. Останавливает же наших британских «партнеров», как и 185 лет назад, лишь один из союзников России — наш флот. Прав, значит, был царь, утверждавший, что других союзников, кроме армии и флота, у нас долго еще не будет.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика