Евросоюз сыграл на руку Кремлю в Белоруссии

Евросоюз сыграл на руку Кремлю в Белоруссии

Белоруссия может завершить экономическую интеграцию с Российской Федерацией уже к концу этого года. Об этом 28 июня сообщил посол республики в Москве Владимир Семашко.

«Стоят такие задачи, как в кратчайший срок, буквально к 1 января 2022 года, создать единый рынок нефти, нефтепродуктов, единый рынок газа, единый рынок электроэнергетики, единый транспортный рынок, вести единую промышленную и сельскохозяйственную политику, провести унификацию налогового и таможенного законодательств. То есть создать такую экономическую базу, которая будет очень нужной и важной и для Белоруссии, и для России», — заявил Семашко.

Дипломат добавил, что сейчас страны находятся в «принципиально новой стадии» и им предстоит перейти к единой промышленной и сельскохозяйственной политике, создать общие рынки энергоресурсов, транспорта, унифицировать налоговое и таможенное законодательство.

Ранее стороны уже завершили работу над 28 дорожными или интеграционными картами. Однако подписано соглашение об углубленной интеграции так и не было — его заблокировал президент Белоруссии Александр Лукашенко в конце 2019 года после переговоров со своим российским коллегой Владимиром Путиным в Сочи. В итоге интеграционный процесс был поставлен на паузу. Главным камнем преткновения для Минска стали цены на нефть и газ и условия их продажи, а также желание получить компенсацию за налоговый маневр в нефтегазовой сфере РФ.

Теперь же Белоруссия внезапно решила ускорить буксовавший интеграционный процесс, что неудивительно, учитывая, что 24 июня против республики впервые были введены секторальные санкции Евросоюза. ЕС полностью запретил импорт белорусских нефтепродуктов и калийных удобрений, а это не менее 13% всего экспорта государства. Также были введены финансовые ограничения, например, закрытие доступа к европейским рынкам капитала, запрет на страхование белорусского правительства и госорганов.

В ответ Александр Лукашенко пообещал показать «этим мерзавцам», что их санкции — это «их бессилие». 28 июня, в один день с заявлением Семашко, стало известно, что Белоруссия решила временно выйти из программы ЕС «Восточное партнерство», которая была запущена в 2009 году для укрепления «политической ассоциации и экономической интеграции» между странами-участницами и ЕС. Помимо Белоруссии туда входят Украина, Молдавия, Армения, Грузия и Азербайджан.

В общем, получается, что пока жареный петух в виде европейских санкций не клюнул белорусского президента, экономическая интеграция с Россией была ему не очень-то интересна. Теперь же оказывается, что все уже согласовано и ее нужно форсировать. Владимиру Путину впору поблагодарить «европейских партнеров» за такую подмогу в переговорном процессе.

Другой вопрос, насколько реальной будет эта интеграция или она сведется к тому, что Белоруссия, как и раньше, будет получателем российской помощи и льгот, мало что отдавая взамен. В июне посол России в Минске Евгений Лукьянов заявил, что российско-белорусская интеграция не предусматривает поглощение экономики Белоруссии и может быть выгодной для обеих стран.

Известный политолог Марат Баширов считает, что сейчас сложно сказать, насколько реальны намерения Минска, но особого выбора у него нет.

— Белорусские власти непоследовательны в своем курсе на интеграцию. Зачастую внешние факторы заставляют их ускорять этот процесс, но когда эти факторы становятся более благоприятными, они все тормозят.

Сейчас все эти заявления связаны только с санкционным давлением и осознанием того, что начнут падать бюджетные доходы и, соответственно, станет меньше денег на поддержание социальной стабильности.

«СП»: — Не выльется ли интеграция в дотирование белорусской экономики Россией?

— Это зависит от параметров взаимодействия. Если будут уравновешены таможенные и налоговые системы, никакой дотации не потребуется, будет единый рынок. Правда, возникнут вопросы, связанные с прогнозами по доходной части бюджета Белоруссии. Когда у вас единый рынок, у вас есть и прямая конкуренция. А при прямой конкуренции белорусские предприятия, как мне кажется, будут проигрывать российским, потому что они в последние годы неплохо модернизировались.

Но важно понимать, что сохранить все, как было, у Минска уже не получится. Получить ту же доходную базу при сохранении прав на собственность тоже. Речь уже не о плюсах для Минска, а о том, сколько минусов будет и до какого уровня потерь они готовы двигаться.

«СП»: — Но альтернатив у них нет?

— Ну почему же. Мир большой, возможно, они найдут еще каких-то партнеров, например, Китай или других игроков.

Политолог, глава «Политической экспертной группы» Константин Калачев полагает, что интеграция зависит от того, готов ли Александр Лукашенко допустить на свой рынок крупный российский капитал.

— Реальная экономическая интеграция между Россией и Белоруссией станет возможна тогда, когда будет свободное перемещение капитала между странами. С перемещением рабочей силы и граждан давно все понятно, вопрос в том, сможет ли крупный российский бизнес не просто инвестировать в создание производств с нуля, но и покупать системообразующие белорусские предприятия, которые ранее Лукашенко купить не давал.

Одно дело — общий рынок энергоносителей или унификация законодательства, а другое — то, под чьим контролем будут основные средства производства и крупные белорусские предприятия. В России есть заинтересованность в приобретении, например, калийных активов, да и не только их.

Искренность намерений проявляется не только декларациями и заявлениями, но и реальными действиями. Лукашенко в борьбе за суверенитет Белоруссии крупный российский бизнес в республику практически не допускал. Изменилось ли что-то — самый интересный вопрос.

То, что углубление интеграции с Россией в условиях европейских санкций становится единственным выходом для Минска — это очевидно. Но насколько далеко готово пойти нынешнее белорусское руководство, жизнь покажет.

«СП»: — Представители России неоднократно говорили, что углубленная интеграция не означает поглощение Белоруссии. Не воспримет ли Лукашенко желание российского капитала зайти в страну именно как поглощение?

— Одно дело — политическое поглощение и присоединение Белоруссии к России в качестве одного из субъектов, и другое экономическая интеграция. Есть много примеров суверенных стран, ключевые активы которых находятся под контролем транснациональных корпораций, и ничего страшного не происходит.

Конечно, наш посол должен говорить о том, что поглощения белорусской экономики не будет. Но вопрос в том, кто готов вкладываться в чужое, если можно вложить в свое. Белоруссия будет нуждаться в инвестициях и инвесторах, но какие гарантии они получат? Что им предложит Минск? Смогут ли они получить контрольные пакеты акций белорусских предприятий и гарантии их сохранности.

Слова словами, понятно, что мы делаем заявления, чтобы не нарушить спокойствие господина Лукашенко, который вертится как уж на сковородке, чтобы и обеспечить себе политическое выживание, и не утратить то, на что он положил целую жизнь — суверенитет Белоруссии. Но экономический и политический суверенитет — это разные вещи.

До недавнего времени экономическое сотрудничество России и Белоруссии, нужно признать, было в польщу последней. Об этом много говорил бывший посол Бабич, который заявлял, что Россия фактически дотирует Белоруссию. Готов ли Минск сейчас перейти на другие отношения?

У нас есть перед глазами другой пример — Абхазия. Если бы там продавалась земля, российские отельеры давно бы понастроили там шикарные гостиницы и не только экономные, но и тратящие большие деньги российские туристы поехали бы туда вместо Сочи или даже Турции. По большому счету, с Белоруссией сейчас та же история — или-или.

Мы можем выйти на отношения, при которых Россия минимизирует потери и хотя бы выйдет в ноль, чтобы не испугать союзника. Но бизнес ведь думает не только о минимизации издержек, но и о прибыли.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика