Статус банкрота закладывается в семьях, где секс и деньги обсуждать не принято

Статус банкрота закладывается в семьях, где секс и деньги обсуждать не принято

Банкротом может стать каждый. Или, как говорится со стародавних времен, от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Осознание этого извечного принципа лежит в основе того, что большинство россиян не осуждают людей, которые не смогли вернуть кредит в банк и стали банкротами.

Почти три четверти россиян, опрошенных Аналитическим центром НАФИ, считают, что банкротство — это просто «неприятное обстоятельство», после которого жизнь человека «не изменится радикально» (73%), и готовы вести дела с человеком, которого признали банкротом (71%).

При этом треть россиян (33%) допускают невыполнение долговых обязательств перед банком, одновременно осуждая невозврат займа знакомому или родственнику.

Вероятно, росту таковых суждений в определенной степени способствуют объявления типа «Банкротство физлиц без последствий». Хотя, здесь много заблуждений. И последствия банкротства в дальней перспективе могут быть серьезными, и получить бумаги, чтобы отмахиваться ими от кредиторов, можно без помощи платных юристов.

Сейчас процедура банкротства гражданина максимально упрощена и проходит во внесудебном порядке — для этого достаточно (в большинстве случаев) обратиться в МФЦ.

И все же более половины россиян (53%) следуют правовым и этическим нормам и считают необходимым возврат займа как банку, так и знакомому или родственнику.

К тому же, есть возможность попросить в банке отсрочку платежа или увеличение срока выплаты кредита. Всего за период пандемии (с 20 марта по 16 декабря) банками была проведена реструктуризация свыше 1,7 миллиона кредитных договоров на общую сумму порядка 845 миллиардов рублей.

И если осенью эта тенденция шла на спад, то под конец года количество обращений граждан за реструктуризацией кредитов вновь начало расти. В первые две недели декабря заемщики направили в банки 60,4 тыс. обращений об изменении условий кредитных договоров, что на 5,6 тыс. больше, чем за предыдущие две недели.

Многие заемщики рассчитывали погасить задолженности по кредитам за счет предновогодних выплат премий и бонусов, но обманулись в этих ожиданиях, считает главный аналитик банка «Солидарность» Александр Абрамов:

— Определенный рост банкротств имеется. Но говорить об этом, как о массовом явлении пока не приходится — благодаря тому, что действуют различные меры поддержки, в том числе, кредитные каникулы и послабления в регулировании процесса возврата банковских займов. В сложившейся ситуации реструктуризация выгодна и заемщикам, и банкам. Но смысл этого не в том, чтобы эти долги, как-то простить или списать, а в том, чтобы без особых потрясений дождаться улучшения экономической ситуации, когда должна будет восстановиться платежеспособность, кредитоспособность граждан.

Механизм реструктуризации позволяет до этого времени растянуть платежи, какие-то из них перенести на более поздние сроки, либо уменьшить их размер, но с тем, что в дальнейшем эти кредиты будут обслуживаться и постепенно погашаться. Потому что альтернатива — это всплеск дефолтов, кризис неплатежей — ударит и по банкам, и по заемщикам — у них будут испорченные кредитные истории, возникнут различные проблемы. Поэтому это очень разумное решение регулятора — продлить действие механизма поддержки продлил до весны, и даже до середины 20121 года.

«СП»: — Почему просьб о реструктуризации в декабре стало больше?

— Все-таки это последний месяц года. К тому же, в стране несколько обострилась эпидемиологическая ситуация, вдобавок проявляются различные негативные явления в экономике. И, конечно же, это подталкивает людей к тому, чтобы активнее пользоваться данным инструментом. Но в первую очередь, я думаю, этот всплеск реструктуризации вызван ожиданиями людей того, что к концу года их доходы восстановятся.

Ведь по опыту прошлых лет, у нас традиционно декабрь — это месяц выплат различных премий, бонусов и т. п. И не секрет, что в этом году их размер значительно ниже, а зачастую они вообще не выплачиваются. Но люди рассчитывали, что за счет предновогодних премий и бонусов смогут погасить задолженности по кредиту. А оказалось, что этих денег граждане не получат, либо получат в меньшем размере. И в этой ситуации они вынуждены обращаться в банк за реструктуризацией.

«СП»: — По соцопросам, треть россиян допускают невыполнение долговых обязательств перед банком, осуждая при этом невозврат займа знакомому или родственнику…

— Понимаю, почему у нас такое общественное мнение. Для большинства людей невозврат кредитов — это вынужденное решение. Оно связано с тем, что у них резко упали доходы в связи с потерей работы или по иным причинам. Здесь просто надо разделять те случаи, когда кредиты не могли быть возвращены по независящим от заемщика обстоятельствам, и те случаи, в которых мы имеем дело с откровенным мошенничеством, когда деньги берутся в долг с осознанным намерением их потом не отдавать. Такое тоже, к сожалению, наблюдается.

Но это все-таки значительно и значительно меньшая доля таких проявлений. И вот с ситуациями второго рода нужно жестко бороться и спуска не давать. Потому что некоторые люди даже открыто хвалятся, что они набрали кредитов, переписали недвижимость или другие активы на родственников, а потом обанкротились и теперь живут припеваючи. Это, конечно, непорядочно, и они тем самым обкрадывают не только банки, но и все общество.

Ведь если кто-то не вернет долг, то кредитор вынужден будет компенсировать эти потери. И тогда у других вкладчиков в той или иной мере возникнут затруднения — либо ставка по кредиту будет выше, а на вклад ниже, либо вообще дойдет до отзыва банковской лицензии и т. д. Конечно, порядочность должна быть на первом месте. Ведь кредиторы идут навстречу заемщикам, если у тех возникают тяжелые жизненные обстоятельства — экономический кризис, все это понимают.

Но, к сожалению, у нас и среди бизнесменов, и среди граждан не очень сознательных проявляется порой такая позиция, что кризис все спишет. Что можно брать на себя любые обязательства, а потом под предлогом пандемии их не исполнять. Но все-таки это гораздо меньшая доля заемщиков. Значительно большая часть населения страны из числа заемщиков добросовестно трудится и старается исполнять свои обязательства.

В нашем обществе пока отсутствует поведенческая модель «кредитор- заемщик», что в итоге делает уязвимыми обе стороны, полагает психолог, историк, эксперт по коммуникациям Елена Герасименко-Демченко:

— Семейные психологи знают, что секс и деньги — те темы, которые в наших семьях традиционно обсуждать не принято. И это зря. Именно из семьи человек берет правила и нормы, которым — сознательно или бессознательно- следует на протяжении всей своей жизни. Отношение к деньгам по-хорошему должно составлять целый свод таких правил.

Принято ли в семье брать или давать в долг? Каковы условия займа: достаточно ли честного слова или обязательна расписка, даже от друзей и родственников? Существует ли в семье традиция поручительства, когда в случае невозможности возврата долга кто-то из своих или вся расширенная семья готова сброситься и вернуть долг за своего сородича? А если вообще не возвращать, то как это воспринимается в близком кругу?

Если таких правил нет, то что же удивляться тому, что в сознании наших сограждан наблюдается явный когнитивный диссонанс. Результаты исследования — тому пример. Почти половина опрошенных вообще не считает необходимым возвращать долг, а при выборе кому вернуть первому — банку или знакомым / родственникам — в приоритете оказываются последние. Почему?

Во-первых, можно предположить, что заемщиком движет желание сохранить добрые отношения с кредитором и возможность прибегнуть к его помощи в дальнейшем. Опять же, у родственников занимают, как правило, небольшие суммы, которые легче отдать. Ну и сохранение репутации «человека слова» среди близких и знакомых, конечно, не последний аргумент.

Во-вторых, к кредитной системе у нас в обществе отношение явно негативное. В банки, с их крайне невыгодными для заемщика условиями, обращаются в крайних случаях, понимая, что попадают в реальную кабалу на долгие годы. Помните грустную шутку о том, что ничто так не скрепляет брак, как совместная ипотека на 25 лет? Вот почему и отношение к банкротам у нас достаточно лояльное, им скорее сочувствуют.

В целом же опрос подтверждает тот факт, что в нашем обществе пока отсутствует поведенческая модель «кредитор-заемщик», что в итоге делает уязвимыми обе стороны.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика