«Союз республик Европы и Азии»: почему Ленин так хотел назвать СССР

cnnn.ru

А что, разве было такое предложение? Было. Сам Ленин впервые выдвинул его 26 сентября 1922 года.

Поправки Ленина к проекту Сталина

В ходе Гражданской войны и ликвидации иностранной интервенции фактически сложился союз советских республик под главенством единой партии большевиков. Естественно, встал вопрос о том, как его оформить политически. Помимо РСФСР, имелись формально независимые Украинская, Белорусская, Грузинская, Армянская и Азербайджанская ССР, Хорезмская и Бухарская Народные Советские Республики. Кроме того, ещё существовала Дальневосточная Республика. При этом внутри РСФСР уже были образованы автономные ССР: Татарская, Башкирская, Киргизская, Туркестанская, Крымская, Якутская, Горская и Дагестанская.

Главный идеолог партии по национальному вопросу, нарком по делам национальностей, а с апреля 1922 года ещё и генеральный секретарь ЦК РКП (б) Джугашвили-Сталин полагал, что вопрос объединения можно решить довольно просто. Все советские республики должны вступить в состав РСФСР как автономные республики: Украинская АССР, Грузинская АССР и т.д. Этот план объединения всех советских республик под эгидой России неофициально называли «планом автономизации».

Ознакомившись с предложением Сталина, Ленин сразу выступил с принципиальным возражением по поводу формы такого образования. В письме, написанном 26 сентября 1922 года, адресованном Льву Розенфельду-Каменеву и предназначенном для членов Политбюро, Ленин отмечал, что Сталин уже согласился с несколькими поправками, которые необходимо внести в его проект. В частности, пункт 1 нужно было изложить в следующей редакции:

«Формальное объединение вместе с РСФСР в союз советских республик Европы и Азии». Это словосочетание неоднократно повторяется в тексте указанного письма.

Таким образом, 26 сентября 1922 года, за два месяца до создания СССР, Ленин предложил назвать это будущее государственное объединение Союзом Советских Республик Европы и Азии.

Суть Союза

«Дух этой уступки, – писал Ленин Каменеву, – надеюсь, понятен: мы признаём себя равноправными с Украинской ССР и др., и вместе и наравне с ними входим в новый союз, новую федерацию».

Позднее, уже во времена перестройки, полемику в рядах коммунистов относительно принципов организации СССР стало принято представлять как спор между сторонниками ленинской равноправной федерации и сталинского «плана автономизации». Последний якобы предусматривал сосредоточение большинства властных полномочий в руках центральных общесоюзных органов и предоставление республикам лишь формального суверенитета. И будто бы, несмотря на то, что в первой Конституции СССР была закреплена точка зрения Ленина, политика Сталина привела к тому, что на деле был воплощён «план автономизации».

До того как сложилась эта легенда перестроечной эпохи, прения о формировании СССР отличались большей адекватностью. Действительно, документы и высказывания советских лидеров той поры не содержали указаний на то, что Ленин и Сталин дискутировали друг с другом относительно принципов устройства СССР. Сталин сразу встал на сторону Ленина (что видно и из цитированного выше письма), и оба стали бороться с так называемым «великорусским шовинизмом».

Суть нового Союза Ленин выразил в таких словах своей записки, составленной 31 декабря 1922 года – на следующий день после того, как межреспубликанский съезд Советов оповестил мир о создании СССР:

«Интернационализм… должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически».

Сталин против того, чтобы в Союзе СССР русские были поставлены в фактически приниженное положение, явно не возражал. Очевидно, что «Союз республик Европы и Азии» был не в меньшей степени направлен против «великорусского шовинизма», чем СССР.

Стремление к всемирному господству или нежелание ассоциироваться с Евразией?

Так, собственно, почему впоследствии первоначальный, ленинский вариант названия нового союзного государства куда-то исчез, а вместо этого было решено основать Союз Советских Социалистических Республик без какого-либо географического намёка? Можно предположить, что ленинский вариант просто потонул в бурных дебатах коммунистов по вопросам устройства Союза.

Это одна версия, но есть и две другие. Возможно, что ограничение будущего союза советских республик рамками только Европы и Азии противоречило идее мировой революции. Почему бы это в Союз не вступить советским республикам Америки или Африки, если бы они возникли? Нелогично.

Но возможно, что отказ от названия «Союз республик Европы и Азии» был связан и с другим обстоятельством, внешним. Дело в том что в 1921 году в русской эмиграции заявило о себе интеллектуальное течение, претендовавшее на оригинальное осмысление революции. Суть его заключалась в том, что большевизм представляет собой глубинное отрицание русским народом основ европейской цивилизации, которое не ограничивается политическими рамками и является более всеобъемлющим. Себя сторонники нового течения назвали евразийцами.

Не исключено, что Ленин или кто-то другой из лидеров большевиков (Лев Троцкий, например), прознав о существовании евразийства, не захотел, чтобы в названии пролетарского государства фигурировало такое сочетание, как союз Европы и Азии. Ведь тогда бы белоэмигранты могли радостно заявить о том, что предсказанная ими эволюция советского строя совершается, причём процесс движется совсем не в направлении коммунизма. Они ведь уже и так утверждали это в связи с появлением НЭПа…

Мотивы, по которым предложенное в самом начале Лениным наименование нового союзного государства в дальнейшем так и не было востребовано, документально пока не прояснены. Остаётся только строить догадки.

cnnn.ru
Яндекс.Метрика