Генералы изучают карты: Минск от танков НАТО защитят военные базы России

Генералы изучают карты: Минск от танков НАТО защитят военные базы России

Новая военная доктрина Союзного государства (СГ) России и Белоруссии станет ответом на системное давление коллективного Запада, заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу на совместной коллегии военных ведомств двух стран в Москве. Документ готов, хотя пока и не опубликован, и в скором времени будет утвержден Высшим государственным советом Союзного государства.

Военные двух стран уже перешли на планирование сотрудничества на основе 5-летней программы стратегического партнерства. В 2023 году пройдут совместные учения «Щит Союза» (аналог «Запад-2021», но в России). В Белоруссии заработал совместный с РФ учебно-боевой центр подготовки ВВС и войск ПВО. Продлен договор на размещение двух военных объектов РФ в Вилейке и Барановичах.

Заявление российского министра прозвучало накануне переговоров глав военных ведомств стран НАТО, где запланировано согласование «Концепции сдерживания и обороны в Евроатлантическом регионе», направленной против России. «Мы признаем Россию как наибольшую угрозу XXI века и решаем, как с ней бороться», — цитируют СМИ Reuters главу минобороны Британии Бена Уоллеса.

— У России была и есть своя военная доктрина. Совместная же доктрина с Белоруссией связана с тем, что у нас единое оборонное пространство, мы союзники. И не только в двухстороннем формате, но и в рамках ОДКБ, — напомнил военный эксперт Виктор Литовкин. — У нас уже есть общие планы на совместное применение вооруженных сил.

Поскольку ситуация у границы Белоруссии и России (Калининградская область) ухудшается, НАТО все чаще проводит там учения, все больше возникает угроз, то, безусловно, нужно создавать некий общий документ, который формализует наши отношения на случай каких-то силовых провокаций или, не дай бог, полномасштабной войны.

Общая военная доктрина станет своего рода идеологией российско-белорусского оборонного пространства. Она опишет угрозы, принципы организации обороны, совместные шаги в случае начала реальных боевых действий. После подписания ее президентами наши вооруженные силы будут жить по этому документу.

«СП»: — Военные потенциалы двух стран несопоставимы. Кажется, нам от Белоруссии нужна территория, глубина фронта, а ей от России ядерный зонтик. Вот и вся доктрина…

— Ядерный зонтик у Белоруссии уже есть, поскольку между нами есть договор о взаимопомощи. В основах ядерной политики России записано, что если на Белоруссию нападет государство или коалиция государств, обладающих ядерным оружием, то мы имеем право нанести ядерный удар по агрессорам. Москве Белоруссия нужна как передний край обороны. Поэтому мы идем на уступки.

«СП»: — Россия долгие годы стремилась открыть там свои военные базы. Согласие Лукашенко получено не было. Вместо этого решили открыть три совместных центра подготовки, два из которых в РФ. Может быть, военные базы в РБ не важны для успеха совместной обороны?

— Конечно, это важно. Если у нас Союзное государство, то нужно учитывать интересы обеих сторон, а не только Белоруссии. Также базы желательно иметь по чисто военным причинам. Они позволяют совместно изучать театр военных действий, контролировать близлежащую территорию, разрабатывать планы применения войск.

Но надо помнить, что Лукашенко пообещал своему населению, что чужих военных баз на территории Белоруссии никогда не будет. Также как обещал, что белорусские парни никогда не будут воевать где-то далеко за чьи-то интересы. Вот они и не воюют. Белоруссия ведь не участвуют в учениях ОДКБ за Уралом. Он держит слово.

Однако военная доктрина не расписывает местоположение военных баз. Это документ общий, скорее идеологический. А базы… Белоруссия не такая большая страна. Если на нее нападут, мы можем достать противника из глубины своей территории: от Смоленска или от Калининграда. А потом уже вводить свои войска. Сначала пусть белорусы защищаются, а потом мы поможем.

Эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров ждет от Белоруссии ответной помощи России в обеспечении нашей безопасности.

— Если российская военная доктрина публиковалась регулярно, то ни о какой общей военной доктрине России и Белоруссии до сих пор слышно не было. Это уже новое качество. Там должны быть прописаны важные вещи. Например, автоматизм применения военной силы в случае нападение агрессора на одного из участников Союзного государства. Конечно, это есть в договоре ОДКБ, но там и участвуют другие государства, а тут мы вдвоем с Белоруссией.

Надо решить вопрос с российскими военными базами на территории Белоруссии. Там есть два объекта, но они технические. Сейчас есть национальные группировки, а в случае войны они объединяются. Нужно создать единую группировку войск под единым командованием (она только на бумаге). Единая группировка должна принимать участие в учениях, военных операциях. Пока Белоруссия не участвует ни в Сирии, ни в Карабахе, ни в Южной Осетии.

«СП»: — Не кажется ли вам, что внутриполитические пертурбации в Белоруссии становятся военным фактором. НАТО пойдет в наступление, а некоторые минчане, противники Лукашенко, будут встречать их цветами…

— Сейчас Минобороны РФ все больше увлекается ведением гибридной войны. А гибридная война Запада идет уже давно. Она включает в себя кибероперации, информационные атаки, использование внутренней оппозиции для дестабилизации политической системы, в том числе силовыми методами. Это есть и в Белоруссии, и в России. Этот важный элемент противостояния тоже должен быть отражен в доктрине. Но противостояние должно быть солидарным.

Гибридной войне Запада против Донбасса, Минских соглашений, против Крыма Белоруссия никак не противодействует. Минск хочет, чтобы Москва ему обеспечила безопасность, но помочь нам в обеспечении нашей безопасности не хочет. Например, пытается сохранить деловые отношения с враждебным киевским режимом, который является марионеткой Запада и направлен на нанесение ущерба России.

Хотя в Белоруссии, я знаю, много грамотных, напористых ученых, специалистов, которые могли бы помочь России в этой гибридной войне. Но Лукашенко не дает им. Он же всегда гнет свою линию. Для него главное удержание собственной власти, поддержание многовекторности, игра на противоречиях между различными центрами силы. Это его конек. Надо его заставить выполнять свои союзнические обязательства.

Директор Центра изучения кризисного общества Максим Вилисов надеется, что недавнее подписание дорожных карт изменит стиль отношений двух стран.

— Мне кажется, нам представляют ситуацию в чуть лучшем свете, чем она есть на самом деле. Военная составляющая сотрудничества двух стран все последние годы более-менее выполнялась. Пусть и не в том объеме, в котором хотела Россия. Не путем размещения в Белоруссии российских военных баз, войск или создания союзной армии, а путем взаимодействия, военно-технического сотрудничества в основном за российский счет.

«СП»: — Есть доказательства?

— Оборонные расходы Белоруссии составляют 1% т от ВВП. А у России — 3,5%. Мы помним, как Трамп в подобной ситуации пытался заставить союзников США по НАТО заставить платить хотя бы по 2% от ВВП в бюджет альянса. Поэтому о равноправном союзе речь тут не идет. Речь идет о российском военном прикрытии территории Белоруссии для избежания угроз со стороны Запада, о возможности которых нам хорошо известно из истории.

О политическом и экономическом взаимодействии можно сказать тоже самое. Это все очень нестабильно. Достаточно вспомнить якобы шпионский скандал, который в Белоруссии пытались создать в 2020 году… Остается надеяться, что наш министр обороны знает, что теперь (после подписания 28 дорожных карт — Авт.) ситуация изменится и мы действительно выйдем на качественно новый уровень партнерства.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика