СВО на Украине разделила российское общество на два лагеря


Российское общество неоднородно. В нём существует множество разнообразных политических и квазиполитических течений, участники которых по-разному оценивают ситуацию в стране, её перспективы и желательное направление развития. Это вполне естественно для свободной страны.

С началом специальной военной операции на Украине, из российского гражданского общества таким же естественным образом выделились две больших группы, которые не находятся на линии фронта и не носят оружия, но, тем не менее, принимают в конфликте самое активное участие.

Одни из них – патриоты и гуманисты, по мере сил помогающие нашим войскам бить фашистскую гадину, а мирному населению на освобождённых территориях – преодолевать катастрофические последствия «работы» украинской военщины.

Но есть и другие – добровольные помощники засевших в Киеве фашистов, желающие поражения российской армии и позора своей стране. Их не так много, как хотелось бы команде Зеленского и её западным хозяевам, но они есть.

Любопытно, что и в том, и в другом лагере собрались люди самых разнообразных национальностей, возрастов, убеждений и профессий. Порой, можно встретить совершенно невообразимые в любой другой ситуации сочетания.

Связанные в одну fascio

Как известно, несистемная оппозиция в России имеет два основных крыла: белое «либеральное» и красное «марксистское». Так они называют себя сами, но я взял оба определения в кавычки, потому как они лишь условно характеризуют идеологию данных групп. На деле, «либералов» можно с полным правом называть западниками, а «марксистов» – пожалуй, фантазёрами: очень уж нереалистичные гибриды брежневского СССР со всем подряд они пытаются выдать за образ будущего.

Предвидеть реакцию западников на факт начала СВО было не сложнее, чем реакцию собственно Запада, и они не подвели: начиная с 24 февраля, заявления, что Россия утратила-де окончательно право называться цивилизованной страной и подобные, посыпались, как из рога изобилия.

Часть этой публики (речь не о «звёздах», а о простых людях), имеющая какую-никакую возможность выехать за рубеж, это возможностью поспешно воспользовалась. Забавно, что даже поднявшаяся на Западе волна русофобии по национальному признаку (не «ты путинский», а именно «ты русский, пшёл вон!») вправила мозги не всем, и кое-кто до сих пор считает защиту Россией республик Донбасса «немотивированной агрессией» – искренне, или потому что такова повесточка на новом месте пребывания.

Кто действительно удивил, так это «марксисты». «Лидеры мнений» этой весьма разношёрстной группы, в общем, куда трезвее западников оценивали коричневую сущность киевского режима – но и они тоже поспешили назвать СВО «империалистической войной» и тому подобными терминами.

Довольно странно, что именно (якобы) проводники «критического мышления» и «материалистического взгляда» на мировые процессы сначала, как говорится, «не выкупили» чёрный стёб в словах Путина о «реальной декоммунизации» Украины, а затем предельно эмоционально и тупо, без оглядки на реальную ситуацию, перенесли на сегодняшний день слова В.И. Ленина о начале Первой мировой. В желании сохранить свою «интернациональную» и «пролетарскую» идентичность любой ценой, «марксисты» решительно закрыли глаза и на опыт Ленина-государственного руководителя, и на опыт его наследников, и на явно национально-освободительный характер нынешней борьбы Донбасса. Некоторые даже договорились до того, что никаких фашистов в Киеве, оказывается, нет, или, как вариант, что в Москве сидят такие же, и никакой разницы.

Это похоже на неуд по истмату, «товарищи».

Формы борьбы, которую несистемная оппозиция повела против СВО, для неё традиционны. В основном, это более или менее прямолинейные по форме, более или менее русофобские по содержанию «антивоенные» публикации в Интернете; зачастую, сопровождаемые «разгоном» фейков украинского и/или западного производства. Первое время имели место небольшие демонстрации либо одиночные пикеты, последние изредка случаются до сих пор.

Характерно, что со схлопыванием украинского переможного инфопузыря, с появлением тысяч фото и видео сплошь изрисованных свастиками «не-фашистов» и их «не-преступлений», активность лидеров российских оппов пошла на убыль. Начало доходить, что жёлто-голубая субстанция, которой они так радостно вымазали себе лица, оказалась коричневой, и вовсе не шоколадом, а это может помешать окучиванию аудитории в дальнейшем.

Кроме медийного, отдельные особо экзальтированные личности решались на «сопротивление» реальное.

Весьма ярким вышел пример студентки, которая на «пацифистском» митинге в Москве 24 февраля метнула в полицейских подожжённую бутылку с бензином, к счастью, никому не причинившую вреда. Позже, по всей России имели место спорадические попытки поджога военкоматов и опорных пунктов полиции: украинские источники преподносили каждую из них как «большой удар по мобилизационному потенциалу рашистов». Утверждалось, что всего атакам подверглось до тридцати учреждений, хотя подтверждённых фактов вдвое меньше.

Если данным действиям можно найти хоть какое-то практическое обоснование, то объяснить происходящие время от времени акты вандализма (вроде прокалывания шин на автомобилях граждан, отмеченных символом «Z»), надругательства над памятниками и воинскими захоронениями гораздо сложнее. Как правило, не могут этого сделать и сами вандалы после задержания правоохранительными органами.

«…точка, РФ»: подполье Рунета против фашистов

О вкладе патриотических блогеров в борьбу против украинской кампании фейков было сказано уже много. Гораздо меньше слышно о тех, кто добывает неофициальную, но заслуживающую доверия информацию с той стороны, которую блогеры затем распространяют для широкой аудитории.

Впрочем, эти добровольные «интернет-разведчики» сами не стремятся к излишней славе, предпочитая сохранять анонимность. Их можно разделить на две основные группы.

Первые занимаются тем, что нынче называют модной аббревиатурой OSINT — open-source intelligence, или разведкой в открытых источниках. Вообще-то, данный приём был для настоящей разведки одним из основных с незапамятных времён, но сейчас в это выражение вкладывается иной смысл: добыча информации конкретно из сетевых ресурсов – публичных веб-камер, домовых чатов, объявлений и даже выпусков официальных новостей. ОСИНТ-команды сортируют весь этот массив инфомусора, обрабатывают его (например, с помощью спутниковых снимков делают топопривязку видео по мелькавшим в кадре местным предметам), получая на выходе некоторое количество действительно ценных данных.

Там, где одних лишь открытых источников недостаточно, подключаются взломщики закрытых – хакеры. Они не только извлекают информацию, но также выводят из строя уязвимые к сетевым атакам объекты украинских фашистов, хотя бы те же базы данных лиц призывников и резервистов.

Иногда действия ОСИНТ и хакеров оказывают самое прямое влияние на ход боевых действий. Известно, более десятка случаев, когда «калибровке» подвергались обнаруженные ими объекты ВСУ – то есть, информация от добровольцев пригодилась, как минимум, при перекрёстной проверке данных профессиональными разведчиками. А буквально вчера российские хакеры временно заблокировали отгрузку с нефтеперерабатывающего завода Orlen в Польше, часть топлива с которого шла в Украину.

Впрочем, основной вклад «интернет-разведка» внесла всё-таки в медийную борьбу, тщательно, аргументировано разоблачая фашистские «перемоги», в том числе и для зарубежной аудитории. Успехи российских ОСИНТ-команд вызывают определённое беспокойство на Западе, где поддержка украинского конфликта населением стремительно падает. Иностранные СМИ, которые сами иногда пользуются информацией «русских орков», в последнее время стали публиковать «сенсационные разоблачения» самых известных отечественных сетевых групп и телеграм-каналов, объявляя их подразделениями то ФСБ, то ГРУ, то ЧВК «Вагнер».

На самом деле, состав ОСИНТ- и хакерских групп, равно как и степень их взаимодействия со спецслужбами доподлинно неизвестны никому, кроме самих участников и спецслужб (и неясно, кому из больше). Вычислить эту информацию постоянно пытаются аналогичные зарубежные и коллаборационистские команды, между которыми и русскими сетевыми подпольщиками идёт отдельное, ещё одно невидимое простому обывателю противостояние.

Малозаметный «параллельный тыл»

При всей важности информационной культурной активности, мы всё-таки живём в материальном мире, и наличие тех или иных материальных объектов – пищи, лекарств, различных приборов и инструментов – решающе. Это справедливо для мирной повседневности, и на два порядка более верно для интенсивной современной войны, перерабатывающей огромные количества материальных ресурсов и человеческих сил.

Поэтому, неудивительно, что кроме как добрым словом, союзные войска и жители разорённых украинскими фашистами территорий просят поддержать их ещё и добрым делом. И в России нашлось немало людей, которые добровольно взяли на себя такое обязательство.

Безусловно, у бойцов на линии соприкосновения есть командование, а у мирных жителей гражданская или военно-гражданская администрация, которые должны снабжать своих подопечных всем необходимым. Тыловые службы работают с огромным напряжением, транспортируя и распределяя массы грузов первой необходимости: продовольствия, медикаментов, горючего, боеприпасов для войск на передовой и стройматериалов для восстановления освобождённых городов.

Сложнее с редкими, нештатными вещами, которые не возьмёшь с первого попавшегося казённого склада, потому что их там просто нет. По отзывам, бывает проблематично добыть, например, линемёт с крюком-кошкой для безопасной расчистки троп от мин-растяжек, компактный газовый резак, чтобы скрытно проделать проход в заграждениях, или ещё какой-нибудь специфический инструмент. Расходники и запчасти для импортных беспилотников, банальные наколенники или подсумки для магазинов, взамен утерянных, высококалорийные батончики для долгих рейдов, специфические лекарства – всё это может понадобиться «сейчас» (в течение двух-трёх дней), но неизбежная официальная бюрократия не всегда укладывается в такие сроки.

Вот тут-то на помощь и приходят волонтёры. Причём, нередко это люди положением выше среднего, связанные с админресурсом или бизнесом.

Я думаю, многие видели объявления и участвовали в сборах средств на те или иные нужды зоны боевых действий. Мало кто задумывается о том, что конвертировать деньги в искомые тепловизоры или медицину гораздо сложнее, чем эти самые деньги собрать: сказываются санкции, перегрузка логистических маршрутов и таможенные проволочки.

Для экономии времени, да и денег тоже, волонтёрам зачастую приходится самим ехать хоть в тот же Казахстан, чтобы привезти оттуда партию каких-нибудь китайских радиостанций быстрее, чем это сделал бы торговый караван. Некоторые подсанкционные товары приходится добывать двух-трёхзвёнными «серыми» схемами, опыт и «подвязки» бизнесменов при этом оказываются решающими.

Но волонтёрская помощь отнюдь не сводится к «достать и доставить». Существуют добровольные мастерские, занимающиеся восстановлением электронной техники. Есть люди, помогающие беженцам с поиском жилья и работы в России. Одни помогают организовать специфическое лечение для детей с редкими заболеваниями, другие оказывают ветеринарную помощь пострадавшим от боевых действий домашним питомцам.

К сожалению, большинство этих бескорыстных помощников не имеет своего информационного ресурса, поэтому их огромный труд находится в тени «интернет-разведки» и блогеров (хотя, справедливости ради, именно сетевые сообщества распространяют основную информацию о работе «параллельного тыла», включая призывы о помощи).

Хочется надеяться, что после победы над украинским фашизмом и его кураторами, каждый вклад в неё будет оценён по достоинству.

  • Автор: Михаил Токмаков

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика