Русская субмарина втихаря ускользнула от НАТО

Русская субмарина втихаря ускользнула от НАТО

Исчезнувшая с радаров НАТО подводная лодка «Ростов-на-Дону» продолжает находиться связи и передает информацию, сообщает РИА «Новости» со ссылкой на информированный источник.

«Противолодочные силы НАТО вот уже неделю пытаются найти в Средиземном море подлодку «Ростов-на-Дону»… Попытки найти ее не увенчались успехом. В то же время российское командование не теряет связь с «Ростовом-на-Дону», — цитирует агентство своего собеседника.

По его словам, западный военный альянс задействовал в регионе большие силы для поиска российской подлодки, но безрезультатно. «Значит, в условиях боевых действий они находятся на прицеле, что их очень раздражает», — пояснил источник.

О том, что исчезновение подлодки с американских экранов систем управления и контроля вызывает озабоченность у ВМС США, особенно в связи со способностью российской подводной лодки собирать конфиденциальную информацию, сообщило 18 марта израильское издание.

После этого ВМС США мобилизовали силы союзников в надежде обнаружить российских подводников: было объявлено совместное с израильтянами морское патрулирование в восточной части акватории Средиземном море. Ранее, 16 марта, подлодку заметили к западу от острова Крит.

В трехнедельной операции по отслеживанию субмарины были задействованы суда США, Канады, Великобритании, Франции, Италии и Греции. С итальянской авиабазы NAS Sigonella и греческого аэропорта «Араксос» в воздух были подняты американские самолеты Р-8А Poseidon.

Из-за присутствия российской подлодки в районе Гибралтара от прохождения через пролив временно отказался американский авианосец. До этого момента нашу субмарину от Ла-Манша сопровождал британский патрульный корабль HMS Mersey. Лодка шла с Балтийского моря.

Подлодка «Ростов-на-Дону» совершает межфлотский переход после первого планового ремонта. Предполагается, что она войдет в состав Постоянного оперативного соединения ВМФ России в Средиземном море, заменив аналогичную субмарину, сообщили ТАСС в силовых структурах Крыма.

Все шесть подводных лодок Черноморского флота находятся в настоящий момент в море на боевом дежурстве, заявил в Севастополе его командующий, вице-адмирал Игорь Осипов на мероприятии, посвященном Дню моряка-подводника, который отмечается 19 марта.

— Речь идет о дизель-электрической подводной лодке проекта 636.3, модификации проекта 877, знаменитой «Варшавянки», которая отличается возможностью применения ракет типа «Калибр», — пояснил капитан 1-го ранга в отставке Константин Сивков. — Ее обнаружили и ввели противолодочные силы НАТО. Наша лодка от них оторвалась, а они озаботились ее жизнью.

«СП»: — В альтруизм натовцев верится с трудом. Как подлодка может скрытно выходить на связь?

— Она выходит на сеансы связи, устанавливаемые специальным режимом. Этот режим определяет периоды выхода подводной лодки на связь. Сообщения передаются, конечно, не разговором по телефону, а телеграфным ключом в сверхбыстродействующем режиме — за доли секунды. Такие вещи не пеленгуются. Информация принимается на берегу. Мы о ней знаем, лодка живет.

«СП»: — Насколько типично подобное плотное сопровождение нашей подлодки военными НАТО?

— Ситуация распространенная. И мы также делаем. Недавно «американец» пришел в наши территориальные воды в Баренцевом море. Мы его обнаружили и несколько часов за ним следили. Это норма. Так было всегда.

«СП»: — Каким образом обнаруживают чужую подлодку?

— Основной способ — акустика. Она работает в двух вариантах. Первый — инфразвуковой канал, который позволяет следить на больших дистанциях. До нескольких сотен миль. Но это более актуально для обнаружения атомных подлодок. К тому же и наши, и американцы научились это подавлять. Второй вариант — ультразвуковой диапазон. Он работает в режиме эхолокации или пассивного приема с помощью подкильных или опускаемых гидроакустических станций.

Эти станции сильно зависят от распределения звука в толще воды, от так называемого «слоя скачка» (комплекс физических характеристик воды, связанный с температурой, соленостью, плотностью и т. д. — авт.). Если подлодка находится под слоем скачка, а корабль над ним, то какой бы мощной гидроакустическая станция ни была, дальность обнаружения не больше 1−2 километров. Если же по одну сторону слоя скачка, то слышимость несколько десятков километров.

«СП»: — Как подлодка может уйти от наблюдения корабля противника, если он близко?

— Есть несколько разных способов. Подлодка может нырнуть под слой скачка, а может пристроиться под киль попутного торгового судна и идти под ним тихонечко. Оно ее маскирует шумами своими. Интенсивность движения в Средиземном море высокая. Спрятаться есть где.

«СП»: — То есть главное не шуметь. Наверное, поэтому на фотографиях подлодок, когда они где-то на верфях, всегда прикрыт винт?

— От винта зависит уровень шума. Поэтому его закрывают… В советское время был скандал с высокоточными станками «Тошиба», которые японцы продали СССР в обход запрета американцев. США предполагали, что станки могут быть использованы для изготовления бесшумных винтов для советских подлодок. Но вообще, у нас с американцами были два разных подхода к достижению бесшумности подлодок. Они делали ставку на прецизионность, а мы на создание сложных многоуровневых систем поглощения шумов.

О других деталях устройства подлодок, позволяющих оставлять преследователей с носом, нам рассказал главный редактор портала MilitariRussia.ru Дмитрий Корнев.

— Подлодку проекта 636.3 на Западе называют KILO, а российская пресса любит называть «Черной дырой». Ее основные достоинства — именно малошумность. Она достигается за счет полностью электрического хода в подводном положении и других технологий, которые с 1970-х годов, когда создавали базовую модель, очень хорошо технологически отработали. Это амортизирующие платформы под все механизмы и агрегаты, противогидроакустическое покрытие корпуса. Предположу, что самые современные звукопоглощающие покрытия используются именно на этом проекте.

Кроме того, на этих лодках стоит самая современная аппаратура обнаружения других объектов. Причем, дело даже не в какие-то очень мощных гидролокаторах, а в цифровой системе идентификации звуков и хранения их образцов. Эта система позволяет то, что слышит сонар очень быстро определять не с помощью навыка гидроакустика, а объективно. Эта цифровая система появилась на подлодках в 1980−90-е годы. К тому же надо знать, что на малых ходах почти все лодки являются бесшумными. И вот тут есть разница между нашими подлодками и американскими…

«СП»: — Можно подробнее?

— У нас почти на всех лодках используется двухкорпусная архитектура. Есть прочный корпус и внешний корпус, который мы видим. И между ними есть межбортное пространство, где находится вода, потому что внешний корпус проницаемый. И при движении лодки могут возникать завихрения воды, которых создают шум. В то время как американцы делают однокорпусные подлодки. Речь идет о классе «Лос-Анжелес» и выше. Такие лодки имеют более высокую плавучесть и меньшую шумность. То есть если один и тот же набор агрегатов поместить в однокорпусную и двухкорпусную лодку, то первая будет идти тише. Здесь американцы нас опережают.

«СП»: — Есть куда расти…

— Конечно. Например, подлодку «Ясень» или проект 677 «Санкт-Петербург» многие эксперты уже называют «полуторакорпусными». Поскольку в какой-то части корпуса прочный корпус максимально соприкасается с внешним, уменьшая межкорпусное пространство почти до нуля, а в какой-то возвращаемся к прежней двухкорпусной архитектуре. То есть мы движемся в сторону однокорпусности. Если это получится, то при равном уровне технологий мы отыграем еще какую-то долю шумности, а значит, малозаметности наших подлодок.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика