Принуждение к инвестициям

Принуждение к инвестициям

На совещании о мерах по стимулированию инвестиционной активности, которое президент Владимир Путин провел в режиме видеоконференции с российскими бизнесменами, прозвучала озабоченность тем фактом, что инвестиции в основной капитал в России продолжают падать. Как было сказано, по итогам 2020 года инвестиции упали на 1,4%.

Это вроде бы и неглубокое падение, но даже его никак нельзя признать удовлетворительным, потому что в соответствии с национальными целями объем инвестиций в основной капитал в России должен вырасти к 2030 году не менее чем на 70% в реальном выражении по сравнению с 2020 годом. В общем, надо что-то делать, чтобы деньги шли в развитие экономики. Что?

Не буду останавливаться на всех мерах, о которых говорилось во время совещания, скажу только о той из них, которая, на мой взгляд, отражает существо представления властей, как сегодня надо стимулировать инвестиционную активность. Я имею в виду президентское поручение в адрес Федеральной налоговой службы вести детальный мониторинг прибыли и инвестиционной активности крупнейших отечественных компаний и ежеквартально докладывать, что происходит с выросшими доходами от внешней конъюнктуры, как эти средства конвертируются в новые инвестиционные, инфраструктурные, социальные или экологические проекты.

 

Вообще-то ФНС, замечу, не может и не должна, согласно налоговому законодательству и положению о Службе, анализировать инвестиционную активность и прочее. Это противоречит всему действующему законодательству. Дело ФНС — налоги, чтобы они правильно начислялись и уплачивались. А уж куда распределять прибыль после уплаты налогов, это дело бизнеса, и докладывать ФНС об этом он не обязан. Это то, что называется самостоятельностью финансово-хозяйственной деятельностью.

У государства есть возможности определять инвестпрограммы госкомпаний. Тут, да, нет вопросов. Но при чем тогда частный бизнес? Понятно, что он у нас частный с большой долей условности, но все-таки рыночная экономика, как никак.

Так что с правовой точки зрения ФНС не может и не должна мониторить инвестактивность с целью предоставления информации руководству страны. Это может делать с определенными ограничениями Минэкономразвития, и то только с аналитическими целями.

Теперь по существу: насколько это вообще правильно (давайте называть вещи своими именами) — принуждать бизнес к инвестициям? Не стимулировать, замечу, с помощью тех же мер налогового характера, а именно принуждать. В нашей системе управления выполнение данного поручения в адрес ФНС — это именно принуждение бизнеса к инвестициям.

Так делать неправильно, потому что это из арсенала командно-административных методов. У нас какая-никакая, но пока еще рыночная экономика. Когда в такую экономику привносится инородный элемент, становится только хуже.

Вот вам свеженький пример, доказывающий это: то, как государство решило обуздать рост цен, заморозив в декабре 2020 года для начала цены на сахар и подсолнечное масло. Результат: в январе–феврале 2021 года инфляция была очень высокой. Теперь будем экспериментировать с инвестициями?

Россия заплатила слишком высокую цену за становление рыночной экономики. Не стоит повышать эту цену еще больше.

 

Источник: newsland.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика