Доллары, которые вывели из России, назад уже не вернутся

Доллары, которые вывели из России, назад уже не вернутся

Федеральная налоговая служба (ФНС) России располагает данными примерно о 700 тысячах зарубежных счетов российских физических и юридических лиц на общую сумму свыше 13 триллионов рублей, рассказал на Гайдаровском форуме замглавы ведомства Дмитрий Вольвач. По его словам, это 400 тысяч налоговых резидентов — юридических и физических лиц.

«Остатки по этим счетам в рублевом эквиваленте превышают 13 триллионов рублей. Это серьезные активы», — цитирует чиновника РИА «Новости».

Он также добавил, что доля выявляемых несоответствий невелика по сравнению с тем количеством активов, которое видит ФНС и которое поступает от зарубежных партнеров.

В международном обмене финансовой информацией Россия участвует в 2018 года, предоставляя зарубежным налоговым органам данные об их налогоплательщиках и получая взамен информацию о зарубежных счетах россиян. Сейчас Россия обменивается данными с 99 странами из 108, участвующих в глобальном обмене, однако надеется, что «периметр и дальше будет расширяться».

По словам представителя ФНС, необходимо приучить бизнес и физических лиц к мысли о необходимости «полностью прозрачно декларировать свои активы и доходы и платить налоги».

Интересно, что на зарубежных счетах сейчас находится сумма, равная примерно объему средств в Фонде национального благосостояния (ФНБ), который на 1 января 2021 года достиг 13,546 трлн. рублей.

Доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга Факультета финансов и банковского дела (ФФБ) РАНХиГС Сергей Хестанов обратил внимание, что обмен информацией происходит довольно давно, а вот цифра по зарубежным счетам озвучена впервые.

— Вообще, цифра воспринимается как достаточно объективная. Довольно многие россияне долгосрочные накопления предпочитают хранить не в России, поэтому озвученная цифра достаточно хорошо согласуется с текущими экономическими реалиями.

Люди, которые в свое время вывели эти деньги из России, сделали это не просто так, а исходя из определённых соображений. Мне кажется, что если человек принял такое решение, то это его право, трудно представить какими способами можно его мотивировать их возвращать.

«СП»: — Но ведь сейчас власти принимают меры для возвращения денег в Россию. Можно что-то еще сделать, чтобы бизнес решил держать деньги не на зарубежных счетах, а на российских?

— Скорее всего, ничего. Деньги, которые нужны для ведения бизнеса, как правило, в России и держат. А выведенные из России, причем легально, на основании законодательства и с уплатой всех налогов, бизнес, как правило, не планирует использовать в обозримом будущем. Соответственно, никакой мотивации для их возвращения нет, особенно учитывая то, что для вывода крупных сумм из России надо собрать много документов, а это довольно хлопотное дело. Если бизнес это один раз проделал, никаких мотивов для обратной операции нет.

Более того, бизнес выводит деньги, которые откладываются надолго. Это своеобразная кубышка на длительный срок.

Зачем возвращать? В настоящее время никакой проблемы с привлечением финансовых ресурсов в России нет. У нас ставки рекордно низкие по сравнению с тем, что было раньше. В этих условиях недостатка капитала внутри России не наблюдается. Где бы эти деньги ни хранились, никакого влияния на экономический рост в России это не окажет.

Российская финансовая система сейчас избыточна с точки зрения ликвидности. Денег довольно много, а их эффективного их применения не так много. В этих условиях привлекать капитал из-за рубежа нет никакого резона.

Заместитель директора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов­­ считает, что объем денег на зарубежных счетах достаточно велик.

— Наш ВВП примерно 100 трлн. рублей, значит это примерно 13% ВВП. Это сопоставимо с объемом Фонда национального благосостояния, который к тому же гораздо менее ликвиден, так как там часть средств заморожена. А здесь средства на счетах, поэтому достаточно ликвидны. Но это средства частных лиц, переведенные за рубеж. Соответственно, они в гораздо меньшей степени могут работать на российскую экономику, учитывая, что из-за санкций кредитование от зарубежных банков мы получаем мало.

В первой половине 2000-х годов это было гораздо больше — были значительные объемы кредитования в валюте со счетов зарубежных банков, потому что были низкие процентные ставки по этим средствам. Наши банки их получали, здесь перекредитовывали наши компании и за счет этих средств по более высоким ставкам получали маржу, и экономика развивалась.

«СП»: — Почему эти деньги «уехали»?

— Во-первых, рубль колеблется, падает. После 2014 года упал примерно в два раза. Этот валютный риск удерживается, заставляет богатых людей диверсифицировать активы.

Во-вторых, у нас очень большое неравенство доходов и богатства, население этим недовольно, и будет недовольно, пока проблема не будет разрешена. Как следует из отчета швейцарского банка, у нас 80% национального богатства, включая не только деньги на счетах, но и ценные бумаги, недвижимость, находятся в руках 10% населения. Это выше, чем у других стран G20: у США 70%, у Китая 60% в руках 10%.

При этом у нас богатство в основном сырьевое, а население знает, кто эти огромные сибирские просторы, где эти богатства находятся, присоединял к России — простые люди: казаки, крестьяне, хотя и при поддержке государства. И эти недра принадлежат, в конечном счете, всему обществу. А фактически в основном нефтегазовым, металлургическим миллионерам. Ведь никто не смотрит косо на создателей новых компьютерных технологий, потому что видно, что они сами заработали.

Бизнес чувствует несправедливость такого состояния. Как, например, в Великобритании при премьер-министре Маргарет Тэтчер, когда была приватизирована государственная электроэнергетика, потом в силу внешних причин резко выросли акции этих компаний, и они обогатились, не заработав эти деньги, а в силу других процессов. Население было этим очень недовольно.

Для этих миллиардеров самым либеральных в истории Великобритании правительством был введен налог и бюджет получил деньги. Конфликт был исчерпан.

Сейчас в США левое крыло демократов предлагает также ввести налог на самых богатых для пополнения федерального бюджета, для борьбы с бедностью, развития здравоохранения. Наша ментальность тем более способствует более ровному и справедливому распределению. Богатые люди в России чувствуют, что может быть передел на основе общественного консенсуса, поэтому и хранят деньги за рубежом.

Ну, и наша не очень развитая банковская система также этому способствует, когда гарантируется к возврату только 1 млн. 400 тыс. при банкротстве банка. А ведь за рубежом гораздо большие деньги хранятся.

К тому же скрывают деньги те, кому здесь их нельзя иметь, в том числе часть чиновников, чья зарплата не оправдывает их доходы. А поскольку им сейчас запрещены зарубежные счета, то, эти счета, скорее всего, не на них, а на дальних родственниках.

«СП»: — Могут ли эти деньги работать в России?

— Наверное, могут и должны. Это можно сделать, например, за счет введения на несколько лет прогрессивной шкалы подоходного налога, включая освобождения от него самых бедных, потому что у них выше склонность к потреблению недорогих российских товаров, а это сразу подстегнёт спрос. И это стимулирует экономический рост. Но этот вариант очень трудно провести через элиту, так как она получает большие доходы.

«СП»: — Но ведь повысили сейчас до 15% налог на высокие доходы.

—  Это очень мало — 60 млрд. рублей. А можно триллионы собрать.

Можно не просто ввести прогрессивную шкалу, а создать фонд развития и антикризисной поддержки экономики. И направить туда деньги, полученные за счет временного введения прогрессивной шкалы, обменяв их на облигации, полученные на сумму повышения налога. И выплачивать проценты. Но эти деньги должны направляться на кредитование экономики, как это делает Внешэкономбанк. Новая структура могла бы с ним конкурировать. И тогда будет уже не монополия госбанка, а центр принятия альтернативных решений.

Сейчас налоговый контроль так развился, что «в конверты», особенно старшим менеджерам, не уйти, поэтому сейчас можно повышать подоходный налог.

Кроме того, такой фонд, или госкопорация, мог бы получать доход за счет введения налога на богатство, на активы за рубежом. Никто от этого не обеднеет. Это ведь не за счет отъема денег, будут облигации.

У нас огромная потребность в длинных деньгах. И таким образом мы найдем альтернативу деньгам для развития экономики, которые не получаем из-за санкций.

«СП»: — А это не приведёт к еще большему выводу денег из страны?

— Куда выводить? Многие под санкциями. На Западе могут деньги легко отнять из-за того, что это российский капитал. Все, кто мог легально вывести, уже вывели. Дополнительного оттока не будет, потому что боятся попасть под санкции.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика