Центр BESA: Навальный и недовольство в России

Центр BESA: Навальный и недовольство в России

Крупные акции протеста, недавно прошедшие в России по поводу заключения в тюрьму лидера оппозиции Алексея Навального, могут превратиться в общенациональное движение против правящей политической элиты. Непосредственными причинами массовых демонстраций являются отравление Навального и серия видеороликов о коррупционных схемах, изобличающих самого президента Владимира Путина.

Однако реальной движущей силой протестов являются другие факторы. В их число входят: гнев по поводу падения уровня жизни; проблемы, связанные с пандемией; ограничение политической свободы и решение Путина практически оставаться у власти и после 2024 года. Хотя последние протесты могли быть частично мотивированы более ранними местными движениями — такими, как протесты в Москве летом 2019 года или региональные, которые имели место в 2019—2020 годах в Хабаровске, Екатеринбурге и Шиесе — они отличаются тем, что представляют собой новый этап в российском общественном недовольстве.

Первый показатель того, что эти митинги непохожи (на прежние), — это их размер. Всего в них приняли участие почти 100 000 человек, и в последние годы они стали крупнейшим проявлением инакомыслия в стране. Задержание 3700 человек значительно превышает количество задержаний, имевших место во время волны антикремлевских протестов, потрясших Россию в 2011 и 2012 годах.

Другой показатель — распространенность протестов. На улицы вышли жители почти 100 городов по всей стране. Исторически сложилось так, что Путин пользовался преимуществом российской географии, что предотвращало распространение общественного недовольства. Однако многое изменилось, поскольку современные технологии позволили координировать одновременные протесты на огромной территории России.

Почти десять лет российские власти относились к Алексею Навальному как к незначительной политической головной боли. Высокопоставленные чиновники даже избегали называть его по имени — это очевидно властная форма поведения, которая на самом деле отражала внутреннюю проблему российской правящей элиты.

То, как решалась проблема Навального, показало, что в российском правительстве существует как минимум три различных течения мысли относительно того, как с ним бороться. Если бы руководство было монолитным в своем видении этого, то Навального, возможно, вообще не травили бы. Решение о покушении на него повысило его статус до уровня общенационального деятеля, хотя многие граждане России и не согласны с его политическими взглядами.

Еще недавно многие из них понятия не имели, кто такой Алексей Навальный, но теперь он достаточно известен, чтобы представлять прямую угрозу руководству. После отравления в Сибири и выздоровления в Германии Навальный за рубежом стал вторым по значимости голосом России после Путина. Он стал политиком с глобальным охватом.

Толчком для протестов частично стали растущие среди населения настроения против режима, против элит и против коррупции. Они копились давно и не имеют прямого отношения к видеороликам Навального о расследовании коррупции. Россия переживает то, что пережили многие бывшие советские государства в 1990-х и начале 2000-х годов — борьбу за более эффективную власть, большую ответственность и отчетность, прозрачность государственных расходов и, прежде всего, возможность менять власть посредством выборов.

Западных наблюдателей, которые надеются, что это недовольство породит либеральное движение, может постичь разочарование. Хотя может и присутствовать некоторая степень либеральных настроений, но протесты не обязательно являются прозападными или продемократическими. Доминирующей силой были не очень молодые люди. Толпы

включали в себя россиян среднего возраста из среднего класса — представителей городского постиндустриального рабочего класса, работающих в сфере услуг или на офисных должностях. Эти люди разочарованы экономическими показателями власти, курсом рубля и инфляцией. Неудивительно, что более 40% этих толп протестовали впервые.

Еще одна новинка состоит в том, что толпы были открыто нацелены на президента России. Учитывая то, что недовольство стало общенациональным, это серьезный вызов Путину и всему режиму. По данным независимого социолога Левады*, многие россияне по-прежнему считают Путина незаменимым, и его рейтинг одобрения еще в ноябре 2020 года составлял почти 65%, но эта поддержка в первую очередь мотивирована страхом перед хаосом, который может разразиться после его ухода, а не любовью к самому этому человеку.

Память о штормовых 1990-х годах еще свежа, но разыгрывать эту карту российской власти будет все труднее. Растет число тех людей, которые выросли при Путине, и они не помнят постсоветскую эпоху. Многие из них хотят более высокого уровня жизни и более эффективной власти.

Жесткость разгона протестующих говорит о нервозности внутри режима. 27 июля 2019 года были задержаны 1373 человека. Это на тот момент было самым крупным числом задержанных протестующих за многие годы. Но во время «протестов Навального» под стражу было взято почти 3700 человек. На масштаб проблемы также указало удивительное заявление Путина, в котором он отрицал, что дворцом владеет он, когда его прямо спросили об этом во время видеоконференции.

Эти протесты могут привести к ухудшению политики власти в отношении свободы слова. Новые постановления и законы, вероятно, будут введены по мере усиления репрессий против движения Навального. Тем не менее, закладывается новая традиция протеста, возможно, под влиянием зарубежных примеров.

Народные революции уже пережили соседи России. Россия, конечно, намного больше, и влияние более мелких государств не следует переоценивать, но было бы ошибкой и полностью игнорировать это влияние. В Беларуси оппозиция в течение нескольких месяцев пыталась сместить президента Александра Лукашенко, который одержал верх на выборах, которые, по мнению многих, были сфальсифицированы. Во время правления Путина революции пережили Армения, Грузия, Украина, Молдова и Киргизия.

Публичное недовольство в России стало вопросом международных отношений. Российские лидеры вынуждены противодействовать требованиям Запада об освобождении Навального. Для российских лидеров дилемма заключается в том, что его освобождение придаст смелости протестующим, но заключение его в тюрьму на неопределенный срок может еще больше их радикализировать. Хотя в ближайшем будущем существующей власти вряд ли будет брошен серьезный вызов, коллективные протесты представляют собой общее ухудшение отношения общества к власти, и они, вероятно, продолжатся по всей стране.

Источник. Перевод Сергея Духанова.

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика