Прощай, мастер: Мы потеряли что-то доброе и светлое

Прощай, мастер: Мы потеряли что-то доброе и светлое

«Прямо как что-то совсем личное…», — сказала моя коллега, много лет работающая с различными театрами страны.

Действительно личное. Какой-то невероятный поток теплых слов звучал в эти дни отовсюду — друзья, коллеги, журналисты, поклонники. Мы как будто потеряли что-то доброе и светлое, что приходило в наш дом с его улыбкой, лукавым взглядом, мягким голосом с иногда железными нотками.

Ученица Мягкова актриса Вера Сотникова, прощаясь с мастером, сказала, что благодаря Андрею Васильевичу в Школе-студии МХТ им преподавали не только актерское мастерство, но «мастерство по человековедению».

«Настолько он был чистый, благородный, сильный, он и нас учил жить так. Он знал, что люди с таким качеством могут транслировать миру любовь, доброту и чистоту», — отметила актриса.

В последние годы из-за проблем со здоровьем он не снимался, перестал выходить на сцену, были проблемы с деньгами, но Мягков не жаловался. По словам его друга, актера Владимира Стержакова, Андрей Васильевич отказывался от любой материальной помощи.

«У него была пенсия 50 000 рублей — и все!» — рассказал Стержаков «Собеседнику».

У легендарного, обожаемого актера, создавшего десятки неподражаемых образов не было ни личных водителей, не вилл. Он не участвовал в тусовках, не любил общаться с прессой и «считал себя рабочим театра и кино». Такой человек, такая жизненная позиция.

Пару лет назад глава Сбербанка Герман Греф заявил, что категорически против математических школ, «потому что математические школы — это там, где отбирают людей и пичкают их одним монопредметом, так было в Советском Союзе».

Такое заявление вызвало, как минимум, удивление у многих, в том числе и в нашей редакции. Мы позвонили нескольких артистам, музыкантам, которые по своей первой профессии были физиками, математиками, химиками. Не позвонить Андрею Васильевичу было невозможно — он выпускник Санкт-Петербургского государственного технологического института. Мягков не бросил трубку, как это делают некоторые нынешние «звезды».

«Передайте Грефу, что я уйду из его банка, если он будет говорить такие глупости», — тихо сказал народный артист РСФСР и химик по образованию.

Лучше показать свое отношение к невежеству трудно. Но, видимо, оно понимает только, когда его бьют рублем. И умный, тонкий, интеллигентнейший Андрей Васильевич это, наверняка, чувствовал, знал. Мы еще немножко поговорили, уже не для статьи, но его голос и слова я помню до сих пор.

В эти дни многие вспоминают его Женю Лукашина и Новосельцева и мало кто Алешу Карамазова или Карандышева. А жаль… Ведь было множество блистательных работ и в кино, и в «Современнике», и в МХТ им. А.П.Чехова, и не только актерских, но и режиссёрских. А еще был и роман-детектив «Сивый мерин», открывший для многих совсем другого Андрея Мягкова.

Узнав о смерти Андрея Васильевич, я почему-то вспомнила о другой недавно ушедшей легенде — Василии Лановом. На юбилее Нобелевского лауреата Жореса Ивановича Алферова вместе с ним и невероятным Кириллом Юрьевичем Лавровым мы пели украинские песни и говорили о футболе. И никому их них даже в голову не приходило, что они великие. И с каждым днем их все меньше в этом мире. Сегодня простились с Андреем Мягковым.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика