Охота на ведьм по-русски — иноагентом может стать каждый

Охота на ведьм по-русски — иноагентом может стать каждый

Минюст РФ включил в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента пять человек, среди них адвокат Иван Павлов, защищавший бывшего журналиста «Коммерсанта» и «Ведомостей», советника главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова. Кроме него, Минюст внес в реестр СМИ-иноагентов еще четверых бывших сотрудников правозащитного проекта «Команда 29» — Валерию Ветошкину, Максима Заговора, Максима Оленичева и Елену Скворцову.

«Восьмого ноября 2021 года во исполнение требований действующего законодательства Российской Федерации в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента, включены Павлов Иван Юрьевич, Ветошкина Валерия Валерьевна, Заговора Максим Александрович, Оленичев Максим Владимирович, Скворцова Елена Сергеевна» *, — говорится в сообщении ведомства.

Отметим, что причины внесения в реестр на сайте министерства не указываются.

Минюст также внес в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента, межрегиональное общественное движение «Российская ЛГБТ-сеть» **.

В данный момент в реестр СМИ-иноагентов входят 93 физических и юридических лица, а реестр незарегистрированных общественных объединений входят медиапроект «ОВД-инфо» и движение «Голос» **.

Вносить физических лиц в реестр СММ-иноагентов — это как? Не маразм ли? Завтра любого из нас могут назначить иноагентом, причем, без возможности оспаривания?

Для чего все это нужно? Расстрельные списки? Власти уверяют, что нахождение в данном реестре не несет никаких ограничений, кроме необходимости постоянно упоминать об этом, но для чего эти списки составляются? Кроме того, каждый раз, когда начинается общественное возмущение, власти говорят о готовности пересмотреть положения скандального закона, и что?

Между тем, маховик, как мы можем наблюдать, только раскручивается. Что дальше? Начнут всех неблагонадежных скопом записывать в иноагенты? Чем это грозит?

Того же Павлова и его коллег внесли в список явно в назидание другим адвокатам, мол, не стоит защищать кого попало…

— Павлова включили в список не только из-за его персональной адвокатской деятельности, — уверена доцент Пензенского государственного университета Анна Очкина, сама являющаяся лицом, аффилированным с иноагентом.

— Там под раздачу попала вся «Команда 29»: они слишком яростно настаивают на свободе слова и открытости следствия.

«СП»: — Чем это грозит попавшим в список?

— Статус иноагента странный. Его же не суд присуждает, а Минюст. Формально это не повод для репрессий. А реально — это предупреждение и метка неблагонадежности.

Попадание в иноагенты тех же «ОВД-Инфо» и «Голоса» — это уже нехорошие тенденции. Это клеймо: если освещаешь протесты и задержания, работаешь на честность выборов, то с тобой что-то не так. Даже если люди, назначенные иноагентами, не пострадают, их дело частично дискредитируется. И в этом еще одна угроза всей этой фантасмагории с иноагентами: людей с позицией, со стремлением к свободе и независимости — хотят отделить от общества, противопоставить ему…

— Поводом для санкций может быть всё, что угодно, как показывает история и современная практика, — считает политконсультант, кандидат философских наук Александр Сегал.

— На то это и повод, а не причина. Здесь еще надо разделять юридические и политические основания, которые явно не одно и то же. К сожалению, первые могут быть следствием вторых.

Вообще трактовать это решение можно по-всякому, но интересно, каким образом это решение обосновывает сторона, его принявшая.

Непонятно, зачем нужно было квалифицировать названных граждан в качестве средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента". Ведь в Федеральном законе от 28.12.2012 N 272-ФЗ (ред. от 28.06.2021) «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации» есть отдельный пункт 1 ст. 2.1., касающийся физических лиц, «выполняющих функции иностранного агента».

Напомним: согласно п. 2 статьи 2 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124−1 (ред. от 01.07.2021) «О средствах массовой информации», «под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием). Непонятно, как формой распространения может быть конкретный человек.

Если следовать непонятной логике принимавших решение, то тётя Маша, сплетничающая на лавочке у подъезда и ругающая правительство, Госдуму или отдельных депутатов, гораздо ближе к СМИ, чем перечисленные адвокаты и иные лица, хотя и она не может быть отнесена к СМИ.

Другое дело, что согласно п. 8 той же статьи, «под редакцией средства массовой информации понимается организация, учреждение, предприятие либо гражданин, объединение граждан, осуществляющие производство и выпуск средства массовой информации».

Таким образом, гражданин может выполнять функцию редакции, но не СМИ. Иначе по логике стороны, отнесшей граждан к средствам массовой информации, получается, что родители этих граждан являются редакциями? Это, конечно, сарказм, reductio ad absurdum, но он показывает явное рассогласование между двумя упомянутыми нормативными актами и практикой их законоприменения. И те, по чьему недосмотру или недомыслию произошло подобное, могут нанести репутации государства весьма ощутимый вред.

— Признание иностранными агентами физических и юридических лиц — это репрессивная мера, которая направлена на создание препятствий при осуществлении людьми своей профессиональной деятельности, — убежден политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев.

— В этот список попадают правозащитники, политики, журналисты, адвокаты — все активные участники гражданского общества. Иностранный агент в России — никаким образом не аффилированный с властью гражданин. Этим ярлыком хотят наделить как можно большее число несогласных, чтобы создать публичный реестр «неблагонадежных» граждан.

«СП»: — Это критично для данных граждан? Не сажают же за это, в конце концов…

— Статус иноагента не является безобидным. Он не только мешает вам нормально вести социальные сети, он должен создать максимальные проблемы для человека — «иноагентство» должно лишить человека социализации. Этот статус должен создать для него ощущение, что он гражданин второго сорта и все вокруг к нему именно так и относятся. Этот статус настолько сырой, что даже сами органы власти зачастую в замешательстве, как точно его необходимо применять в той или иной жизненной ситуации.

Уже возникают и будут продолжать возникать коллизии. Это как будто сделано специально, чтобы иноагенты увязли в штрафах и постоянно боялись лишения свободы. Именно такая максимальная мера грозит за нарушение порядка деятельности, за ошибки в отчетах или за несделанные пометки в своих сообщениях. Пройдет немного времени — и мы увидим первые уголовные дела, по которым будут судить иноагентов за систематические нарушения.

Закон об иностранных агентах невозможно реформировать, он должен быть полностью отменен. Но для начала нужно хотя бы отменить практику признания иноагентами физических лиц. Если идти на компромисс, то агентами должны признаваться только те издания и НКО, которые публично признают свою аффилированность с иностранными государствами. Но Радио «Свобода» * или «Deutsche Welle» * не скрывают своей природы и иностранного финансирования, поэтому проблемы с этим, в принципе, не существует.

«СП»: — А по какому признаку у нас назначают иноагентами?

— В России иноагентами признают те российские издания, которые не придерживаются официальной точки зрения на внешнюю и внутреннюю политику. Чтобы признать иноагентами издания, которые не заявляют о своей зависимости от иностранных государств, должна происходить иная процедура — государство должно доказывать, что СМИ и НКО выполняют такие функции.

Финансирование — это не разовый перевод на карту небольшой суммы, это систематичное обеспечение финансовыми ресурсами организации. Но даже при наличии такого, нужно доказывать мотив и умысел. Нужно доказывать, что иностранное финансирование влияет на изменение редакционной политики издания.

Признание иностранным агентом, если и оставлять такую новеллу в российском праве, должно стать очень сложной юридической процедурой, которая бы проходила максимально прозрачно. Физические лица и НКО должны иметь право защищаться и доказывать обратное, если они не считают себя иностранными агентами.

Сегодня российские граждане, которых признают иноагентами, лишены такой возможности. Таких статусов именно в таком формате не существует в демократических странах. Это недемократическая процедура. Считаю, что статус иноагента создает дискриминационные условия, нарушает свободу слова и СМИ, закрепляет цензуру и официальную идеологию в стране.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика