Сможет ли Россия увести Мали у Франции?

Сможет ли Россия увести Мали у Франции?

Попытки России вернуться в африканский регион столкнулись с очередными трудностями. 1 июня начальник генштаба Судана Мухаммед Усман аль-Хусейн сообщил о том, что соглашение с Россией о создании пункта российского ВМФ в стране пересматривается суданской стороной, так как в нынешнем виде оно не соответствует ее интересам.

«Мы находимся в процессе пересмотра соглашения, подписанного между бывшим правительством Судана и Россией, в отношении российского военного проекта на суданском побережье Красного моря», — сказал аль-Хусейн в эфире канала Blue Nile TV, сославшись на то, что соглашение было подписано предыдущим правительством, но не ратифицировано парламентом.

По словам начальника генштаба, соглашение может быть реализовано, если власти Судана найдут в нем «пользу и выгоду» для страны.

Напомним, что соглашение о создании пункта материально-технического обеспечения ВМФ РФ в Судане было подписано в декабре 2020 года. По условиям документа, Россия сможет разместить на базе не более 300 человек персонала и не более четырех кораблей, в том числе и с ядерной энергетической установкой.

Договор должен был действовать в течение 25 лет и автоматически продлится еще на 10 лет, если ни одна из сторон не будет против. В апреле СМИ сообщили о том, что соглашение может быть разорвано, но российское посольство в Судане эту информацию опровергло. Однако теперь новость о приостановке сотрудничества вполне официальна.

В Кремле, как обычно, прокомментировали новость без какой-либо конкретики. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков пообещал, что с этим вопросом «будут разбираться» по дипломатическим каналам с суданской стороной. Замглавы МИД РФ Михаил Богданов в кулуарах форума ПМЭФ заявил, что нужно сначала разобраться, чем вызвано это заявление и что именно хочет пересмотреть суданская сторона.

Посол по особым поручениям, спецпредставитель министра иностранных дел РФ по взаимодействию с организациями мусульманских государств Константин Шувалов на пресс-конференции сказал, что не стоит считать решения, принятые в Хартуме, прямым следствием американских попыток нашего сдерживания в Африке. Тем не менее, многие эксперты предположили, что такое решение Судана было принято под давлением США.

«Уверен, что в этом замешаны США. Дело в том, что недавно Вашингтон исключил Судан из списка террористических государств и Хартуму не хочется туда возвращаться. При этом американцам сейчас не до суданского направления — они просто не хотят допустить туда нас и Китай», — заявил вице-президент Лиги военных дипломатов (Россия) Владимир Винокуров.

Востоковед, профессор Восточного факультета Санкт-Петербургского госуниверситета Игорь Герасимов полагает, что для России в Судане еще не все потеряно, так как местные власти хотят поторговаться и получить более выгодные условия сотрудничества.

— Это маневры со стороны властей Судана. Положение в стране непростое в экономической сфере, да и в политической наблюдается турбулентность. Не думаю, что принципиально этот проект будет остановлен. Скорее, перенесен на не очень понятные сроки.

Многое будет зависеть от того, какие силы окажутся у руля власти. Пока что идет балансирование между теми, кто ориентируется на Восток и Запад. Можно сказать, что в стране сейчас коалиционное управление — с одной стороны, военные, которые унаследовали традиции прошлой правящей группы, и с другой, новые гражданские — люди прагматичные и сильно связанные с западным миром. Получается противостояние старого и нового. Они должны выработать стратегическое видение того, как удерживать баланс, если он им нужен, или как принимать чью-то сторону, если они хотят двигаться в большей степени в направлении нас и Китая.

Нам остается ждать. Важно, что это не принципиальный отказ, поэтому строительство пункта ВМФ в Судане еще возможно.

«СП»: — Связан ли отказ Судана от размещения нашей базы с давлением США?

— Естественно, США заинтересованы в расширении влияния в этом регионе. Это зона Красного моря, Суэц. Мы видели недавно, какие огромные были потери из-за аварии на Суэцком канале. Поэтому многие страны хотят держать руку на пульсе в регионе.

У американцев есть своя база в Джибути, как, впрочем, и у Китая с Францией. Поэтому они хотят укрепить влияние еще и за счет Судана. Непонятно, как будут развиваться отношения между Египтом и Эфиопией в связи со строительством плотины, как будет осуществлено квотирование вод Нила. Кроме того, Судан — это ворота в Африку, и в стратегическом плане эта страна очень важна.

Геополитическая «битва за Африку» сейчас находится в разгаре. Если в Судане Россия совершила шаг назад, то у нее есть шанс сделать два шага вперед на другом направлении — Мали. Эта страна, которая традиционно находится под французским влиянием и где с 2013 года находится французский военный контингент для борьбы с исламистами, переживает непростой период.

24 мая в Мали произошел очередной государственный переворот (предыдущий был летом 2020 года). Военные задержали временного президента Ба Ндао и временного премьер-министра Моктара Уана, которые должны были руководить страной до выборов по окончании переходного периода. Новым временным президентом стал полковник Ассими Гоита.

Совет мира и безопасности Африканского союза принял решение приостановить членство Мали в союзе. Африканский союз призвал военных освободить свергнутых руководителей страны и вернуться в казармы. Ранее членство Мали приостановило экономическое сообщество стран Западной Африки.

Франция поддержала эти требования и выступила за проведение в Мали новых президентских выборов до конца февраля 2022 года, о чем сообщил министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан.

При этом, как говорят эксперты, в африканской прессе активно муссируется тема якобы имеющейся связи новой хунты с Россией. В частности, к Кремлю, как считается, хорошо относится один из лидеров военного переворота, Садио Камара.

Да и население в Мали, где Франция почти десять лет безуспешно пытается ликвидировать боевиков группировки «Аль-Каида в странах исламского Магриба» * (запрещена в РФ), устало от внешнего присутствия. Не случайно на прошлогодних антиправительственных митингах звучали пророссийские лозунги, а демонстранты выходили на улицы с портретами Владимира Путина. В толпе находились и те, кто требовал прямого вмешательства Москвы в конфликт вместо миссии ООН и Франции, которую обвиняют в неоколониализме.

Впрочем, потеснить позиции Франции в Мали, даже несмотря на недовольство населения, будет непросто. Как говорит заместитель директора Института Африки РАН Леонид Фитуни, «власти Мали издавна стараются диверсифицировать внешнюю политику и играть на противоречиях ведущих держав. Но в стране говорят на французском языке. Во Франции учатся дети местной элиты. Поэтому, кто бы ни оказался у власти в Мали, у Парижа останутся ключевые позиции, особенно в сфере культуры».

Член ЦК КПРФ, главный политический советник председателя ЦК КПРФ, доктор исторических наук Вячеслав Тетёкин также считает, что России пока рано претендовать на место Франции в Мали, хотя воспользоваться моментом для укрепления позиций можно.

— Нужно быть реалистами. Этот пророссийский эмоциональный всплеск в Мали, да и в других африканских странах, объясняется тем, что мы защитили законное правительство Сирии от иностранной интервенции, которая осуществлялась руками порожденных Западом исламистов. Это вызывает в странах Африки большую поддержку, потому что они давно мечтают о том, что Россия вернет себе ту роль, которой обладала во времена Советского Союза. После разрушения СССР «третий мир» стал беззащитным против агрессии США и их союзников. В Сирии они впервые получили отпор, и это вызывает в африканских странах ощущение того, что Россия является надежным союзником и защитником.

Но обольщаться, что мы сейчас займем место Франции в Мали, не приходится. Франция — страна с огромным колониальным опытом, она знает, как держать в подчинении африканские страны, используя политические, военные, экономические средства и культурные связи. Называя вещи своими именами, Франция продолжает извлекать огромные прибыли из сотрудничества с Африкой, они не упустят своего. Поэтому антифранцузские настроения вполне понятны. Но через некоторое время ветер может измениться, а с ним и настроения.

Нам нужно подтверждать нашу готовность поддерживать африканские страны в борьбе с неоколониализмом, требовать справедливого торгового обмена. Но на этом мы, к сожалению, пока должны остановиться, потому что не обладаем экономической мощью для того, чтобы кого-то где-то заменять. Хотя, безусловно, нужно пользоваться моментом, чтобы улучшать наш образ в глазах африканцев. Мы должен поддерживать экономические, политические и культурные связи, но о военном вмешательстве говорить не приходится.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика