Протасевич: признание под пытками или искреннее раскаяние?

Протасевич: признание под пытками или искреннее раскаяние?

Задержанный в прошлом месяце в результате экстренной посадки в Минске главред признанного в Белоруссии экстремистским тг-канала NEXTA Роман Протасевич дал развернутое интервью телеканалу ОНТ, в котором он сделал ряд интересных признаний.
Во-первых, он рассказал о функционировании оппозиционной белорусской «кухни». Так, по его словам, финансовые средства лидеру оппозиции Светлане Тихановской поступали от литовских налогоплательщиков и заинтересованных предпринимателей.

Впрочем, несколько моментов выглядят сомнительными.

Во-первых, Протасевич категорически отрицает свое участие в боевых действиях в Донбассе. По его словам, он ни разу не был в зоне боевых действий, так как является иностранцем.

Впрочем, это можно объяснить тем, что он реально боится экстрадиции в ЛНР. Протасевич выразил надежду на то, что у президента Белоруссии Александра Лукашенко есть политическая воля не допустить этого.

Во-вторых, он внезапно заявил, что уважает Лукашенко, хотя и критиковал его.

В-третьих, Протасевич рассказал о финансировании канала неким российским олигархом. По его словам, тот отправлял на счет редакции крупные суммы.

Он рассказал, что изначально проект NEXTA существовал за счет рекламы. Затем второй редактор канала Степан Путило открыл счет, на который деньги стали присылать подписчики. Потом у проекта появился некий инвестор из России, имени которого Протасевич не назвал.

Однако он намекнул, что название компании олигарха содержит частицу «урал», что сазу наталкивает на мысль о том, что речь идет об «Уралкалии», с которым у Лукашенко противостояние длится уже почти 10 лет…

Уж больно похоже это на заранее написанный сценарий…

— Ничего принципиально нового в словах Протасевича я не услышал, — говорит политолог Алексей Ильяшевич.

— Источники финансирования Тихановской и компании очевидны, её конкуренция со штабом Латушко за внимание западных кураторов — тоже. «Грызня» в рядах эмигрантской оппозиции — это обычное и вполне закономерное явление.

Ну и версия о том, что Протасевича могли «скормить» Лукашенко для введения экономических санкций против Беларуси, тоже высказывалась в первые дни после его задержания. Просто на неё мало кто обращал внимание. Но компетентным органам Протасевич наверняка рассказал больше, чем журналисту телеканала ОНТ.

«СП»: — А был ли он, по-вашему, искренен?

— По поводу искренности — не могу судить, я в этих вещах не разбираюсь. Мне не кажется, что это заученный текст и заранее прописанные тезисы. И вряд ли на Протасевича нужно было сильно давить, чтобы он дал признательные показания. Он прекрасно понимает, в какой ситуации оказался. Ты или сотрудничаешь со следствием и получаешь весьма символический срок, или отправляешься за решетку на все 15 лет. Выбор очевиден.

«СП»: — Почему он говорит об уважении к Лукашенко? Ненатурально выглядит. КГБ переиграл или он решил себе срок снизить таким образом?

— А что ему остается? Только рассчитывать на благосклонность «первого».
Кстати, я не исключаю, что Лукашенко в итоге вообще может помиловать Протасевича. Поговорить с ним по душам, получить заверения в том, что тот осознал свою ошибку… Это поможет сгладить острые углы в отношениях с Западом. Возможно, Протасевич держит в голове эту мысль.

«СП»: — А почему он отрицает участие в боях в Донбассе? Он сам говорит, что боится выдачи в ЛНР…

— Луганску его не выдадут, это очевидно. Граждан Беларуси за участие в украинском конфликте (и ополченцев, и «героев АТО») судят по белорусским законам. Батька просто сделал шаг навстречу ДНР и ЛНР — показал, что может отказаться от нейтралитета в этом вопросе.

Протасевич не признался в преступлениях против народа Донбасса. А еще заявил, что не имеет отношения к «Черной книге Беларуси», которая публиковала личные данные белорусских силовиков. Так что вы правы, на него не стали вешать всех собак. Все идет к тому, что Протасевич отделается мягким наказанием.

«СП»: — Еще одно слабое место — упоминание российского олигарха и переход на российскую повестку. Очевидно, речь об «Уралкалии», с которым Батька воюет не первый год… Насколько правдоподобно это звучит?

— Недавно и Макей снова вспомнил о российских олигархах, которые якобы раскачивали ситуацию в Беларуси. Тут Протасевич явно говорит то, что хочет услышать Лукашенко. Старая басня о злых российских капиталистах, которые хотят поглотить социально ориентированную Беларусь. С помощью этого аргумента Батька тормозил (и, наверное, будет тормозить) интеграционные процессы.

Многие эксперты уже напрямую связывают выпад в адрес «Уралкалия» с Гуцериевым и намерением Батьки нанести очередной удар по «Уралкалию». В его ли положении делать такие шаги? Как в России к этом отнесутся?

— Какой удар? Вы серьезно полагаете, что Лукашенко сейчас в состоянии «бить» российских олигархов? Он, напротив, думает об обороне. Потому что вероятные санкции против Беларуськалия актуализируют тему его слияния с «Уралкалием». Батька очень болезненно к этому относится. Тему можно рассматривать шире — вхождение российского бизнеса в капитал ослабленных белорусских компаний. На мой взгляд, именно поэтому разговоры о «злых олигархах» снова активизировались.

«СП»: — На Западе, конечно, скажут, что это получено под пытками, что его накачали наркотиками или что-то в этом духе. Эти признания реально на что-то повлияют в мире, Белоруссии и в России?

— Не повлияют. В первые часы (даже не дни!) после задержания Протасевича на Западе уже все для себя решили. Это интервью вообще не ориентировано на западную аудиторию — оно предназначено, что называется, для внутреннего пользования. Но и сами белорусы, мне кажется, уже сделали для себя соответствующие выводы. С августа прошлого года времени было достаточно.

По словам доцента Финансового университета при Правительстве РФ Геворга Мирзаяна, эта речь рассчитана на оппозиционный электорат.

— Ее антураж, формулировки, поведение ведущего, выражения Протасевича — все говорит о том, что он неискренен. Да, неискренен частично — про литовские деньги и все остальное правда — но антураж и условия его «признания» нивелируют его значимость. Более того, Протасевич теперь — жертва пыток режима, который «заставил его оговорить соратников».

«СП»: — Зачем это? Ну, совсем халтурно звучит признание в уважении к Лукашенко. Это сделано под давлением?

— Публичные признания, наверное, были нужны — но без обязательного коленопреклонения перед Батькой. Я понимаю белорусских пропагандистов — нужно было как-то сделать приятное Лукашенко, из серии «Ника и Майка», из серии «бесподобных усов», однако это стремление лизнуть серьезно девальвировало само признание. Если бы Протасевич говорил фразы из серии «Лукашенко — тиран, я его ненавижу, но вынужден признать, что мы ему проиграли» — все это звучало бы гораздо более естественно. А значит и правдоподобно.

«СП»: — А как насчет отрицания в участии в преступлениях «Азова»? Он реально боится, что его выдадут в ЛНР?

— Никто его не выдаст. Таких людей не выдают. Во-первых, он секретоносец, а во-вторых без белорусского контроля он может рассказать, что его в Минске пытали и т. п. Что же касается причин отрицания, то они могут быть разными. В том числе и нежелание брать на себя новые срока.

«СП»: — А как насчет намека на «Уралкалий»? Сейчас Батька не в том положении, чтобы препираться с Россией…

— Все, что касается экономического противостояния Батьки и российских олигархов, звучит неправдоподобно. Да, Батька капитулировал перед Путиным — но он свое поражение признавать не хочет. И на каком-то российском следе в беспорядках настаивает (иначе все то, что он говорил ранее — о стремлении российских сил устроить смену режима — окажется ложью). Окружение Батьки говорит об участии российских олигархов в «либеральном интернационале», и перед Протасевичем стоит задача эти тезисы аргументировать.

«СП»: — Почему наши оппозиционеры, угодив под суд, не заливаются так соловьями? Более стойкие?

— Потому, что у российских пропагандистов хватает ума не делать такие признания на камеру. Мы понимаем, что это неэффективно. Да, у нас есть некоторые «раскаявшиеся оппозиционеры» типа Серуканова — однако они не находятся в тюрьме, а успешно работают в государственных СМИ. И никто не может сказать, что их принудили раскаяться силой.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика