Людмила, дочь Владимира: «Гражданские по 40 км в день должны ходить, когда ЧС»

Людмила, дочь Владимира: «Гражданские по 40 км в день должны ходить, когда ЧС»

Интернет — штука интересная, чего там только не найдёшь. Есть реально познавательные сайты и очень интересные статьи, но попадается и откровенная галиматья, фейки от так называемых диванных экспертов. Они о многом осведомлены и «раскрывают» множество «секретов». Тут вот внимание недавно привлекла тема километража в Facebook — сколько кому положено ходить. И, действительно, сколько человек способен намотать км/сутки?

Тему «вздыбила» некая девушка «Людмила дочь Владимира», которая оповестила «очень важную информацию» полученную по «связи ОБС» (одна баба сказала), касающуюся организации эвакуации в случае ЧС в некие «чисты зоны» за 60−100 километров от городов (вокруг Москвы таких, якобы, 7). Нет пересказывать смысл, но утверждается, что жители (гражданские, в т. ч. женщины и дети) должны преодолевать в день пешим ходом по 40 километров до спасительной зоны.

Возникли сомнения?

Вот ещё у одного пользователя Facebook, Дмитрия Грунюшкина, служившего срочную службу в ракетных войсках на Севере, они возникли. Дима посчитал километры, чем и поделился в ответном посте.

«Расскажите ей кто-нибудь, что дневной марш самой подготовленной армии всех времен и народов — римской — составлял 25 км простым маршем, и 30 скорым. Нормативы суворовской армии — 25 км пешим войском и 40 кавалерией в день. Во время Великой Отечественной пехоте на марше полагалось 20−30 за день. 40 км — норматив дневного перехода разведывательно-диверсионной группы спецназа ГШ ГРУ на боевом выходе.

И напомните этой … о существовании в УК РФ статьи 207.1. — Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан (при тяжелых последствиях — ст. 207.2).

Ну, мы статью «шить» не будем — это не компетенция, слава Богу, «СП», а вот на счёт километров что-нибудь да расскажем.

В данном случае касательно армии — пехота по наматыванию километров на сапоги/берцы, пожалуй, на втором месте после спортсменов-марафонцев (российские футболисты, судя по результатам матчей, вообще на месте стоят).

Преданья старины глубокой отбросим.

Нынешняя пехота в российской армии, несмотря на тот факт, что первая моторизованная дивизия была образована в 1939 году, а новый вид войск — мотострелковые войска, появился в 1958 году, привычно проходит службу на ногах.

В армии даже сохранился такой старинный метод обучения, известный как «пеший по конному» — это когда во время занятий не используется техника, а солдаты изображают передвижение по полигону не на бронетехнике, а в пешем строю (некоторые командиры даже заставляют механиков-водителей при этом изображать губами звук работающего двигателя).

Про строевую подготовку и говорить нечего — солдат к ней приучают с первых дней службы, и плац воинской части для новобранца становится первым отправным километром к такому далекому ещё «дембелю».

Отметим, что строевая подготовка в ВС РФ по своей напряженности и графику в распорядке дня сопоставима разве что с «муштрой» китайских военнослужащих, которые часами втаптывают каблуки в асфальт плаца, добиваясь идеальной синхронности строевого шага.

Те же американцы (англичане, французы) маршировать особо не любят и предпочитают, как бы у нас сказали, «изображать балет», ходить «гусиным шагом», ещё лучше сидеть внутри капсулы военного «Хаммера».

Даже немецкая армия, известная прежде, как родоначальница знаменитого «прусского шага», сейчас по строевой части не особо блистает — площади Берлина уже не сотрясают солдатские сапоги, бьющие в один такт многотысячных ног.

Отказались от классического строевого шага, например, в Казахстане и Эстонии — там в уставы были внесены официальные изменения, предписывающие «не печатать шаг и тянуть носок», достаточно попадать в такт и сохранять равновесие. У нас маршируют по канонам — темп 110−120 шагов в минуту, при этом нога поднимается на 15−20 сантиметров, а длина шага составляет 70−80 сантиметров.

— Строевая подготовка является важной частью становления любого солдата как такового, — считает бывший заместитель командира 154-го отдельного комендантского Преображенского полка (с 2010 по 2020 год) Кирилл Мозгунов. — Говорю не относительно военнослужащих нашего полка, для которых шагистика является основной составляющей подготовки, а в целом по армии.

Во-первых, для новобранца это выработка координации движения, когда левая нога должна подниматься в такт с правой рукой и наоборот — не у всех сразу получается.

Во-вторых, у солдат вырабатывается так называемое чувство локтя, когда в одном строю бойцы чувствуют единое движение и слитность.

В-третьих, это банальное физическое развитие, требующее приложения значительных усилий. И если говорить о тренировках к парадам, на которые для ряда подразделений отводится несколько месяцев в году, то это не пустая трата времени — это продолжение той части боевой подготовки войск, которая прописана в Строевом уставе.

Пехота ходит, механики-водители учатся управлять техникой, добиваясь высочайшего мастерства, все это потом может реально пригодиться при участии в боевых действиях. Как говорят в армии: «Красив в строю — хорош в бою».

В среднем среднестатистический российский солдат отдает строевой подготовке час занятий в сутки, за это время проходит около трех километров. Утренняя физическая зарядка включает километровую пробежку, а во время ежедневной физподготовки (за исключением выходных дней) обязателен трехкилометровый кросс. Помимо этого в армии периодически практикуются марш-броски на 10 и 40 километров, где бег чередуется с шагом.

Путь до стрельбища или полигона командиры также стараются по возможности проводить пешим строем, отрабатывая попутно различные вводные типа: «Воздух!» (налёт авиации противника), «Атака справа (слева)». Вот и получается, что современный мотострелок, а попросту пехотинец, накручивает на ногах в день около десяти километров — за год как раз и набирается более трех тысяч (от Москвы до Берлина всего-то 1815 км).

Приставка «мото» к мотострелковым войскам естественно подразумевает и наличие разнообразной передвижной бронетехники. Из современных — это БМП-3 (боевая машина пехоты), вооруженная 100-мм пушкой и спаренной 30-мм автоматической пушкой, способная вместить в десантное отделение 7 солдат, плюс 2 человека в передней части. Впрочем, основной бронетехникой Сухопутных войск все еще остается БМП-2, которых на вооружении около 3000 единиц (БМП-3 и БМП-1П по 500).

Широкой линейкой представлены бронетранспортеры БТР-90, БТР-80А, БТР-82АМ, остались в строю и «старушки» БТР-70М и БТР-60ПБ, которые после модернизации вполне пригодны для боевого применения. Эксплуатируется, и очень массово, МТ-ЛБ (бронетранспортер, артиллерийский тягач), которых в армейский рядах около 3 500 штук.

Среди современных средств передвижения пехоты можно отметить бронеавтомобили «Дозор», «Тигр», «Тайфун», частично «Рысь» с повышенной бронезащитой днища (на базе итальянской IVECO, в эксплуатации около 60 машин).

Универсальность броневиков на автомобильном шасси заключается еще и в том, что их можно модифицировать от банального перемещения личного состава, до применения противотанковых комплексов и средств ПВО.

Нельзя удержаться после вспоминания фразы: «Как пехота потопает, так она и полопает», о нынешнем рационе питания российских военнослужащих.

В армии РФ сейчас предусмотрено трехразовое питание, в котором на завтрак могут предложить помимо традиционной каши с мясными консервами сосиски, пельмени или вареники. 3−4 раза в неделю утром подается молоко в 200 граммовых пакетиках (в остальные дни его заменяют молочной кашей).

На обед обычно предлагается 6−8 вариантов первых и вторых блюд, где на выбор присутствуют борщ, солянка, рассольник, щи, гороховый и вермишелевый супы, а также несколько разновидностей вареного и жареного мяса, котлеты, куриное филе и ножки, печень и подливы. Плюс салат и крекеры. «Бонус» — компот или кисель. На ужин, как правило, рыбное меню с разнообразными гарнирами, ну и чай со сдобной булочкой. Зимой, особенно в районах с холодным климатом, обязательно полагается свиное сало и репчатый лук с чесноком. Единственно, на что жалуются солдаты — быстро продвигаемая очередь на раздаче, когда не успеваешь сделать выбор блюда.

…В армии с долей юмора считают, что солдат должен уметь «стрелять как ковбой, а бегать как его лошадь». И тому и другому здесь учат ежедневно. И наматываемые километры они отсчитывают не на диване, не на солдатской кровати — в поле и на плацу.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика