«Вижу, как Россия постепенно теряет симпатии белорусов»

«Вижу, как Россия постепенно теряет симпатии белорусов»

Белоруссии и Украине необходимо отмежеваться от России, потому что они слишком похожи на нее. Такое обоснование для антироссийской политики Минска и Киева в интервью «Ленте.ру» раскрыл профессор Рэдфордского университета (США) Григорий Иоффе.

«Значительная часть общества двух стран живет в пределах русского цивилизационного ядра, долгое время они даже западную информацию получали через российские СМИ. И говорят они по-русски. Поэтому, естественно, они отстаивают свою самобытность. Но я не вкладываю в это какого-то зловещего смысла», — считает он.

При этом американский эксперт уверен, что в Белоруссии, как и на Украине, имеет место давний раскол в обществе.

«Он не такой рельефный, как на Украине, потому что там существует строгая культурно-географическая демаркация на западные и юго-восточные области. В Белоруссии этого нет — Гродненская область не служит аналогом Львовской, хотя теоретически могла бы. Но раскол все равно реален», — подчеркнул Иоффе, добавив, что разделение в обществе возникло задолго до президентских выборов в Белоруссии 9 августа 2020 года. По словам Иоффе, раскол связан с национальной памятью и перспективой развития страны в цивилизационном и геополитическом смысле.

Если можно говорить о расколе, то он во многом подогрет самими белорусскими властями. Видение истории, в котором прославляются откровенные русофобы типа Кастуся Калиновского. «Чужая» Отечественная война 1812 года — это только малая часть примеров.

— То, о чем говорит американский профессор, — секрет Полишинеля, — уверен белорусский журналист Сергей Смирнов.

— Только когда об очевидной дерусификации всего постсоветского пространства говорят местные «пророссийские» кадры, их называют «черносотенцами» и маргиналами, которые рушат «дружба-народные» связи. В действительности процессы дерусификации, по примеру Украины, давно идут у России под носом и за российский же счет. Тот же Казахстан не исключение. Да что говорить о соседях, когда подобные же процессы идут и в самой России.

«СП»: — С Украиной все понятно. Проект изначально задумывался поляками и австрийцами как «Антироссия». Но может ли Белоруссия стать «Антироссией»?

— Я не думаю, что Белоруссия в ближайшие десятилетия может стать «Антироссией».

Однако вижу, как Россия постепенно теряет симпатии белорусов. Москва сделала ставку на одного человека, и совершенно не работает с белорусским обществом. Аргументы вроде «никуда не денетесь» сильно злят даже заядлых русофилов.

«СП»: — Иоффе говорит, что в Белоруссии, как и на Украине имеет место давний раскол в обществе, но он не такой рельефный. Согласны с ним?

— Из Вашингтона-то оно, конечно, виднее…

Я не знаю биографии профессора Иоффе, но скорее всего он имеет некоторые корни на территории Белоруссии. Предположу, что он делает свои выводы на основании стереотипов, которые были привиты ему здесь в детско-юношеском возрасте.

Я же живу в Белоруссии здесь и сейчас. Потому уверен, что несмотря на колеблющейся процент любви/нелюбви к России и Польше по областям, разговоры о белорусском сепаратизме — спекуляция.

В западных областях Белоруссии действительно живет достаточно много католиков, там больше фермеров, есть прослойка предпринимателей, которая сколотила капитал на приграничной контрабанде, однако разговаривая с ними, нет ощущения, что это другой народ.

«СП»: — А какова в потенциальном расколе роль Лукашенко, который называл себя националистом, переписывал историю, преследовал русских активистов. Углубил ли он раскол?

— Роль Александра Лукашенко предстоит оценить историкам.

Свою власть и неожиданно свалившуюся независимость, доставшуюся ему и всем другим местным «царям» после развала СССР, нужно чем-то обосновать. Каждый, желая сохранить свою власть и самостоятельность, крутится, как умеет. Желания и чаяния народа здесь отходят на предпоследний план.

После развала СССР все смотрели в рот Москве. Однако Россия, из-за своей нерешительности и внешнеполитических ошибок, сама допустила то, что от нее сейчас все разбегаются.

— Логика возлагать всю вину на вешние силы — порочна и ошибочна. Любая страна постсоветского пространства развивается как «Антироссия», — продолжает разговор председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер.

— Даже чрезвычайно зависимая экономически и стратегически Армения удаляется от России, звучат обвинения в колониализме и эксплуатации. Можно закрывать глаза на учебники истории в республиках Средней Азии, где вина на отсталость и экономические проблемы возлагается на Россию, но от этого проблема не разрешается.

Знаете, после распада Союза многие российские политологи и политики рассчитывали, что Украина станет этакой «второй Россией», с русским населением и пророссийским правительством. Действительно, казалось самоубийственным гробить украинскую экономику, разрывать экономические связи, рубить по живому связи родственные. Однако логика политического развития движет эти страны в одном направлении — «Прочь от Москвы!». Этот лозунг не замечался в России, книга Леонида Кучмы «Украина — не Россия!» выглядела неудачным каламбуром.

На логику развития Украины не повлияла этнокультурная и информационная близость с Россией, а общее информационное пространство с Белоруссией не мешало Лукашенко проводить политику.

«СП»: — Прав ли Иоффе, говоря о расколах на Украине и в Белоруссии?

— И на Украине, и в Белоруссии раскол идет не по географической линии восток-запад, а по линии возрастной.

На Украине молодежь, которая училась в школе в 90-е годы, уже воспринимала Россию, как извечного врага украинского народа. Конечно, на Западной Украине сохранилась база для русофобских настроений, поскольку немалая часть населения во время Второй Мировой и после нее была вовлечена в отряды бандеровцев.

Белоруссия к таким процессам была не причастна, поэтому разлом идет именно по линии менталитета, сформированного западной пропагандой и белорусизацией образования. Но такой разлом есть и в Белоруссии.

Раскол начал Шушкевич в начале 90-х, а Лукашенко в последние годы, стремясь занимать «многовекторную» позицию, не сгладил его. Все копания в истории — чтобы расковырять исторические болячки, присутствовали и в Белоруссии.

Конечно, это происходило не в таких масштабах, как на Украине, где история «голодомора», битвы под Крутами и Конотопом преподносилась умышленным геноцидом украинцев со стороны России, но вражду и отчуждение породить нетрудно.

«СП»: — Сегодня и в Минске, и в Москве много говорят об интеграции…

— Интеграция — сложный и трудный процесс, российской властью он воспринимался, как возможность тупого поглощения белорусской экономики. Попытка принудить к слиянию экономическими методами — тарифами на газ, отказом от белорусских товаров и прочее — глубоко ошибочная практика.

Традиционно считалось, что на направлении ближних постсоветских стран могут работать не профессиональные дипломаты и политики, а люди, умеющие пить водку и общаться на темы, понятные бывшим директорам заводов и председателям совхозов. А на самом деле эти направления — самые важные и тяжелые.

Сейчас очевидно — безопасность и стратегическая устойчивость России зависит именно от Украины и Белоруссии.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика