США интригуют против военной базы РФ в Судане

США интригуют против военной базы РФ в Судане

Накануне сенсационного сообщения о разрыве Суданом соглашения о строительстве Россией на побережье Красного моря военной базы (пункта МТО) в Порт-Судан заходил разведывательный корабль Черноморского флота РФ «Приазовье». Его фотографию, сделанную 27 апреля, разместило американское фотоагентство Getty Images.

С тех пор появилась некоторая ясность. По информации посольства РФ в Хартуме, каких-либо уведомлений от суданской стороны наши дипломаты не получали. Там подчеркнули, что соглашение о военно-морской базе и размещении российских военных в Судане вступает в силу только после его ратификации обеими сторонами. Поскольку этого еще не произошло, то и разрывать нечего.

Профессиональный оптимизм наших дипломатов можно только приветствовать, но что мешает властям Судана в случае смены политического курса отказаться от ратификации? «На данный момент у нас нет официального подтверждения приостановки соглашения о военном сотрудничестве с Россией», — заявил представитель МИД Судана Аль Мансур Буляд.

О том, что власти Судана потребовали от командующего военным округом Красного моря приостановить новое размещение российских военных на морской базе «Фламинго», сообщили арабские телеканалы. По их данным, на базе сейчас проживают 70 военнослужащих ВМФ РФ и там уже установлены ракетные системы. Суданским военным не разрешается приближаться к объекту.

«Порт-Судан находится ровно посередине Красного моря. Путь из Атлантики через Суэцкий канал, Красное море, Баб-Эль-Мандебский пролив и далее в Индийский океан находится под контролем тех, кто находится в этом месте», — пояснял ранее «СП» стратегическое значение базы военный эксперт Виктор Литовкин.

России Судан важен и как тыл для присутствия в Центральноафриканской республике (ЦАР). Наши военные инструкторы оказывают содействие властям ЦАР в освобождении территории страны от повстанцев. Так, 30 марта российская колонна из 50 автомобилей прибыла с территории Судана в ЦАР. Предполагается, что в городе Баминги будет создан российский опорный пункт.

Таким образом военно-морская база в Судане — ворота для захода России на континент.

Действия российских специалистов в ЦАР приписывают «ЧВК Вагнера», которую связывают с бизнесменом Евгением Пригожиным. Так это или нет — точно неизвестно. Зато известно, что Пригожин раздал гуманитарную помощь двум миллионам суданцев, за что удостоился благодарности от министра социального обеспечения Судана. А США после этого ввели против Пригожина санкции.

С апреля особенно заметна активность спецпосланника Соединенных Штатов в Судане Дональда Бута, который прикладывает усилия для того, чтобы списать большую часть задолженности Хартума. США исключили Судан из списка государств — спонсоров терроризма и пообещали финансирование. Не ради ли того, чтобы вытеснить из страны своих конкурентов — Россию и Китай?

Да-да, Китай. Помимо Москвы в Судан давно зашел и Пекин. В Судане имеются разведанные запасы урана в размере 1,5 млн тонн. В 2019 году суданское правительство заключило соглашение с Китайской национальной ядерной корпорацией (CNNC). В случае дестабилизирующего вмешательства американцев, оно может оказаться под угрозой.

Подробнее о политических играх вокруг Судана «СП» рассказал заведующий Центром социологических и политологических исследований института Африки РАН Сергей Костелянец.

— Роль США в Судане продолжает усиливаться. После снятия американских санкций в конце 2020 года главный предмет торга Судана с США и другими западными странами (в первую очередь — Францией и Великобританией) — условия списания или реструктуризации огромного внешнего долга страны — более 50 млрд долларов. Кредиторы взамен могут получить выгодные контракты и доступ к суданскому рынку. По всей видимости, именно американский бизнес станет главным бенефициаром этой сделки.

Не дожидаясь решения долгового вопроса, американские корпорации уже активно заключают с суданской стороной соглашения о намерениях. Так, General Electric договорилась с суданской стороной о строительстве электростанции стоимостью 915 млн долларов. Кроме того, по некоторым данным, США планируют стать гарантом мирного соглашения между суданскими властями и вооруженной суданской оппозицией, заключенного в 2020 году.

«СП»: — Что известно о договоренностях военного характера между США и Суданом? Могут ли у нас возникнуть из-за этого проблемы?

— Интерес американцев к размещению в Судане военных объектов не афишируется. Однако участившиеся в 2021 году визиты высокопоставленных американских военных и кораблей ВМС США в Судан демонстрируют поступательное развитие военно-политического сотрудничества Вашингтона и Хартума. Несомненно, США заинтересованы в срыве российско-суданского соглашения о пункте МТО. Но пока неясно, готовы ли они предложить суданским военным выгодную альтернативу в области обеспечения безопасности и поставок вооружений, либо ограничатся использованием экономических и дипломатических рычагов давления на Судан.

«СП»: — В чем интерес властей Судана? Могут ли они предпочесть США и выставить Россию, не ратифицировав соглашение о пункте МТО? Возможен ли компромисс — военное присутствие в стране обеих держав?

— Судану, находящемуся в тяжелейшем финансовом кризисе, необходимо срочно урегулировать вопрос внешнего долга и привлечь в страну иностранные инвестиции и новые кредиты. Хотя у Хартума есть задолженность и перед Россией, основные его кредиторы находятся на Западе. Несомненно, что размещение российского военного объекта является элементом торга как с Москвой, так и западными столицами.

При этом размещение иностранных военных объектов в стране служит аргументом и во внутриполитической борьбе. По данным авторитетного рейтинга CoupCast, в 2021 году Судан находится на первом в мире месте по вероятности государственного переворота.

Отношения между суданскими военными, которые возглавляют государство до 2022 года, и прозападным гражданским коалиционным правительством достаточно напряженные. Огромные сложности вызывает формирование переходного парламента, так как стороны уже несколько месяцев не могут согласовать кандидатуры (кстати, согласно сообщению СМИ, именно этот переходный парламент должен теперь утвердить российско-суданское соглашение о пункте МТО). Российская база вполне может стать разменной монетой в этом торге.

Хотя некоторые эксперты говорят о возможности сосуществование баз США и России в Судане, данный сценарий представляется наименее вероятным. Американцы обладают в регионе обширной военной инфраструктурой, и открытие новой базы будет скорее вызвано необходимостью не допустить расширения присутствия России (или других недружественных держав, например, Китая) на Красном море, чем реальными потребностями ВМС США.

«СП»: — Похоже, Судан — еще и плацдарм России для захода в ЦАР. Так ли это? Скажутся ли возможные проблемы России в Судане на нашей экспансии в центральной Африке?

— Судан имеет большое влияние на северо-востоке Центральноафриканской Республики, населенной преимущественно мусульманами, в основном находящимися в оппозиции правящему в Банги режиму. Именно через Судан ведется большая часть внешней торговли этой части ЦАР. Хартумское соглашение 2019 года между правительством и оппозицией, которое считается успехом российской дипломатии, вряд ли стало бы возможным без поддержки Суданом позиции РФ. Поворот Судана в сторону Запада, индикатором которого может стать разрыв соглашения о пункте МТО, однозначно ослабит влияние России в ЦАР и, вероятно, других странах Центральной Африки.

По мнению заведующего сектором экономики и политики Китая ИМЭМО РАН Сергея Луконина, России предстоит отбиваться от давления США в Судане в одиночку.

— Пока примеров российско-китайского сотрудничества в Африке я припомнить не могу.

«СП»: — Но если США начнут щемить нас, то со временем настанет очередь и Китая. Тем более Вашингтон видит Пекин своим главным стратегическим противником. Не лучше ли нашим странам объединить силы и отбиваться от США в Африке вместе?

— Сомневаюсь, что Россия и Китай могли бы действовать в Африке, дополняя друг друга. Скорее мы там конкуренты.

«СП»: — В Судане у Китая уран…

— Уран для Китая важен, поскольку модернизация его экономики предполагает снижение доли угля в энергобалансе. Но Китай не только ищет в Африке природные ресурсы, но и создает себе новые рынки сбыта для своих высокотехнологичных товаров. Поскольку США для Китая почти закрылись, ЕС закрывается, приходится диверсифицировать рынки. Кроме того, Пекин предоставляет связанные кредиты, номинированные в юанях, предполагающие использование китайских технологий и китайских «синих воротничков». Такова их стратегия на Черном континенте.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика